Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Прочитав целый ряд рецензий на фильм "Антихрист", я удивилась тому, что почти все критики попадаются на удочку христианства и вытекающих из него ересей, когда анализируют символику и образы персонажей в этой истории о Женщине в ее самом темном обличье, женщине, убивающей свое ребенка из мести и уносящейся на колеснице, запряженной крылатыми драконами в небо. Этот образ Медеи - могущественной колдуньи и при этом слабой женщины, зависимой от мужа и брошенной мужем, и он куда древнее, чем философия Ницше или идеи гностиков.



Ларса фон Триера обвиняют в женоненавистничестве, откровенной жестокости и порнографичности этого фильма, в то время как на самом деле он демонстрирует наивысшую ступень уважения мужчины к женщине - возможность заглянуть за маску гендерных ролей и позволить рассмотреть в женщине монстра, каким она на самом деле является. В каждом человеке есть темная сторона и эта женщина не исключение. Свобода двадцатого века позволяет женщине заниматься собственным образованием, что и делает героиня в фильме. Она не только примерная жена, зависимая от мужа, но и образованный человек, она пишет диссертацию на тему мизогинии. Но ее образ далек от навязываемого агрессивными феминистками типажа независимой и сильной женщины, которая пробивается в мире мужчин. Наша героиня - Медея, она замужем, и родила ребенка от любимого мужчины. Она позволяет ему быть умнее и решать за нее даже те вопросы, которые грозят гибелью им обоим. Ее безумие пробуждается постепенно, заставляя выбрать пугающую тему для диссертации или менять левый и правый ботинки своего ребенка, причиняя ему тем самым ущерб. Она сражается со своей тьмой внутри, но раз за разом, благодаря невнимательности мужа и его невольной помощи, уходит в Лес все глубже. Не нужно обращаться к Юнгу для того, чтобы понять: Лес - это все неизведанное и страшное, что приходит к нам из древних историй, передававшихся из уст в уста на протяжении поколений, пока не превращается в интеллектуальную игрушку на службе у психоаналитика. Чем глубже героиня уходит в Лес, тем меньше социально приемлемого в ней остается, она не только убивает своего ребенка из мести мужу, но и самого мужа привязывает к себе. Медея-героиня глубоко трагична, она боится лишиться своего мужчины и постепенно этот страх перерождается в желание изощренно отомстить за пренебрежение и невнимание.

Убийство ребенка как неотъемлемое право женщины является табуированной темой в любом патриархальном обществе, однако почти во всех культурах остается привкус того безотчетного страха человека перед женщиной, как существом связанным с миром мертвых. Вопрос о том, является ли женщина человеком - это не только и столько попытка унизить, сколько отголоски понимания того, что рождение непрерывно связано со смертью. Мир вокруг плодороден, но вместе с тем смертельно опасен. Женщина может родить ребенка, а может сделать аборт и это право распоряжаться собственным телом, несомненно, является не только сакральным, но и социально справедливым. Однако сейчас, причем далеко не везде, аборт является единственным разрешенным аспектом смерти и разрушения, которое присуще женщине, как воплощению фертильности. Несмотря на это, такие режиссеры как фон Триер, не бояться заглянуть за маску социальных приличий и увидеть темный аспект женской природы, скрывающийся за маской заботливой хозяйки и нежной матери семейства. Понимание этой внутренней силы делает мужчине-режиссеру больше чести, чем многим феминисткам, положившим жизнь на то, чтобы сделать женщин похожими на мужчин.

@темы: теория теории, психоложество, мифологии, Архетипы, Медея, silent hill isn't silent, and stay on the path