Стенография идиота

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: lotr (список заголовков)
10:32 

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Я просто тащусь с этого момента.


@темы: фейричное, get the violins on, LOTR

05:23 

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Англо-саксонский эпос «Беовульф» (единственная уцелевшая рукопись датирована XI веком) стал своего рода отправной точкой толкиновского «Хоббита». Эта поэма значила для него очень много. В 1936 он читает лекцию под названием «Беовульф: чудовища и критики», которая была опубликована в том же году. А двумя десятками лет раньше он сетует в письме близкому другу, что в Англии сохранился только один-единственный пример эпоса – «Беовульф». Так что эта эпическая поэма для Толкина – своего рода точка отсчета, ориентир и одновременно образец для подражания. И прежде всего это касается дополнительных смыслов, вырастающих из древнего фундамента.

В начале лекции он рассказывает притчу о человеке, который построил башню из древних камней, которые тот нашел на своем поле. Другие сразу распознали в этих камнях остатки старинного строения и, не потрудившись даже подняться на башню, разрушили ее, чтобы получше рассмотреть резьбу и перевести надписи. При этом они возмущались, как можно было использовать эти ценные камни для постройки бессмысленной башни. «А ведь с ее вершины можно было увидеть море», – резюмирует Толкин.

Собственно, древнеанглийский эпос – и есть те самые камни, из которых Толкин складывает свою собственную башню, с вершины которой читателю открываются новые смыслы. Для самого автора, верующего католика, эти смыслы носили отчетливо христианский оттенок, как и сам «Беовульф». Этические категории вообще представлялись Толкину наиболее важными. А языческие подвиги были лишь средством донесения этих смыслов до тогдашнего читателя (и слушателя). «Христианство до христианства» – так он сам характеризует поэму.

И здесь особенно важен последний подвиг Беовульфа – его битва с драконом. В отличие от «классических» эпических героев, Беовульф получает в этой схватке смертельную рану и умирает, не успев воспользоваться кладом. Не напоминает ли этот сюжет помешательство Торина на сокровищах Одинокой горы? Сходство здесь, мягко говоря, не случайное.


(с) "Хоббит": конфликт интерпретаций.

@темы: мифопоэтика, Эпос, LOTR, теория теории, сказки

04:59 

"Хоббит": от Беовульфа к блокбастеру

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Вы знаете, я сама люблю искать ляпы и логические ошибки в книгах и кино, но вот с этой рецензией я готова спорить решительно по всем пунктам. В принципе начать и кончить можно тем, что вселенная Толкина, даже в пиджеевском исполнении - это территория мифов и легенд, а не научной фантастики. После какого-нибудь Dead Space, где создатели явно приносят кровавые жертвы всему пантеону классиков научной фантастики XX века, различие между наукой и магией (мифологией, религией) становится очевиднее.

Начну с начала, а именно с Гэндальфа и его взаимоотношений с другими мудрецами интриганами Средиземья к которым он в новой трилогии внезапно воспылал любовью и жаждой слушать советы. В первую очередь важно отметить, что "Хоббит" в авторском исполнии был детской литературной сказкой, написанной автором с мыслью о том, что ее основной аудиторией являются дети, которые хотят поющих гномов, хитрых драконов, смешных хоббитов и настоящих волшебников. Более того, "Хоббит" находится под очевидным влиянием Беовульфа, что так же придает определенный оттенок произведения. Кроме того, Джексону важно придумать не будущее персонажей, а их объяснить их прошлое так, чтобы было понятно, почему история вокруг Кольца завертелась в том виде, в каком мы ее увидили в фильмах. Джексон выступает в роли апологета Толкина, а так же исследователя и аналитика. Вообще, перенос произведения из одной формы искусства в другую - это неисчерпавшая себя на данный момент научная тема. Современное кино с его возможностями и сопуствующими финансовыми вложениями представляет собой жанр, радикально отличающийся от литературы в том виде, в каком ее застал Толкин в начале XX века. Впрочем, даже сами по себе инструменты, используемые литератором и кинорежиссером разительно отличаются. Достоверность в литературном произведении подчас достигается теми средствами, которые для киноискусства пока недоступны (запахи и ощущения, например), либо иррелевантны (описания взглядов, позиции героя, вынужденное отсуствие динамики и внимание к конкретным деталям вроде рецептов у Толкина). Не знаю как для других, но на мой взгляд во всех работах режиссера чувствуется любовь к книгам. Он это делает не столько ради денег, сколько для себя. Именно поэтому из Хоббита сделали трилогию, а не детскую сказку. Именно поэтому я верю, что когда появится такая возможность, Сильмариллион все-таки снимут. Возвращаясь к Гэндальфу, его поведение в прошлом вполне объяснимо отличается от его поведения в прошлом. Честно говоря, этого требует элементарная логика повествования: в ВК автор очень тщательно прописал всю конструкцию сюжета, там все четко и логично, там как раз есть элемент вполне знакомых автору по опыту Первой Мировой войны военных советов, которые надувают щеки, но толку от них нет. Идея с Братством Кольца - это не только мифопоэтическая необходимость, это еще и ощущения, описанные в "Конце парада", к примеру. Ощущение войны являения бессмысленного, где жертвы неотвратимы и каждый должен принять личное решение, даже если командованию кажется, что оно контролирует все. Оба автор были англичанами, им военная машина стремительно разваливающейся Британской империи была отлично знакома. И во Властелине колец наш Гэндальф начинает свой путь с привычного уважения к командованию, которое постепенно перерастает принятие исключительно самостоятельных решений. Совершенно логично расписать в столь же серьезном (в отличие от сказки) фильме то, как Гэндальф делает первые шаги к самостоятельным решениям и той трансформации, что ждет его в будущем. Полагаясь на других, советуясь с остальными, он становится соавтором будущей войны. И здесь вполне возможно было бы сделать Гэндальфа эдаким раздолбаем, который навертел дел, а потом побежал искупать свои грешки, но любовно проработанный Властелин Колец не позволяет рассматривать героя таким образом. И да, не стоит забывать, что во вселенной Толкина нет серых персонажей (несмотря на имена и прозвища), там все либо хорошие, либо плохие. Добро и Зло очень четко определено в самой структуре произведений, поэтому трикстерам и прочим созданиям хаоса уделено мало внимания.

Что касается похода пешком через Сумеречье, то с точки зрения научной фантастики любые путешествия через подобные места - это глюки воспаленного сознания, а вот в мифологии время пластично. Особенно если речь идет о Лесе как о границе миров - это и сдерживающий лес Спящей красавицы, который вообще не подчиняется времени, и рощи фэйри, где время течет как ему вздумается. В любом случае, волшебный лес в котором живут волшебные существа - это не совсем та область в которой стоит измерять расстояние с помощью циркуля и карты. Фильм не говорит об этом вслух, но намеки вполне очевидны - гномы ходят кругами по замершему лесу в котором нет разницы между днем и ночью до тех пор, пока хитрый Бильбо (кстати, из всех толкиновских персонажей он единственный, кто более-менее неоднозначен, но связано это скорее с выбранным жанром и желанием соблюсти его законы, чем с убеждениями автора) не выглядывает в мир реальный.

Что касается внешности Леголаса и вообще его присутствие в данной трилогии объясняется желанием автора найти предпосылки, которые привели в итоге к тому, что мы видим во Властелине колец. Над актером активно работали гримеры и художники, чтобы сгладить разницу в возрасте. Полностью сделать это не удалось, но на мой взгляд это не так ужасно, как может показаться. В первую очередь это связано с тем, что в "Хоббите" Джексон берет на себя смелость и смещает акценты, используя лесных эльфов (и это есть в оригинальной сказке) как иллюстрацию того, что они все-таки не совсем ангелы. Или совсем не ангелы, а вполне себе хитрые и коварные, а местами и просто глупые, высокомерные фэйри. В этом плане суровость и серьезность Леголаса объясняется тем, что он живет в Сумеречье и не выходит в мир людей даже для того, чтобы похитить себе принцессу. Как раз его путешествие по следам гномом и становится тем катализатором, который превращает его из апатичного мертвяка в героя. Мертвяком я его называю по той причине, что вечный - это все-таки мертвый или настолько статичный, что разницы уже не ощутить.

Что касается образа Трандуила - это, наверное, самое большое отступление от Властелина Колец. Вместе с тем - это и попытка примирить два канона, а так же понять и объяснить эльфов. Лесной Король в "Хоббите" несет в себе черты ощутимо сказочные, фольклорные, а не христианские, как в случае с эльфами из Сильмариллиона или трилогии. Он - не ангел, что лучше людей, а несколько враждебное создание. В фильме удалось это очень правильно показать, связав сказку и мифологию Толкина. Равнодушие, жестокость и даже некоторая нелогичность вполне свойственные для фольклора. Иначе герои бы не могли сбежать из плена, а так же спасти своих принцесс. Ну и есть еще одно объяснение...

А именно то, что магия орков и разрушительное влияние Саурона не только наполняют лес всякой пакостью, но так же сводят с ума его жителей. И это вполне логично с учетом того, что влиянию кольца эльфы поддаются. В общем и целом же идея того, как черная магия постепенно уничтожает магию светлую - это одна из важнейших тем у Толкина внезависимости от выбранного произведения.

Что касается рыжей эльфийки, то... очевидная отсылка к фольклору, которую можно объяснить любым удобным способом. Влюбленность в гнома здесь является сказочным мотивом, потому что Кили - герой, а не обычный представитель нижнего народца в сказках. Все-таки - это героический поход гномов, поэтому совершенно неудивительно видеть их здесь вне рамок своих привычных ролей. Ну и тема с похищением невесты распространены повсеместно, а в эпоху постмодерна Джексон будет не первым и не последним, что развернет сказку под непривычным углом.

Если же говорить о сценах в Эреборе, то они мои самые любые (потому что дизайнеры там любят Скайрим, ой, любят!) и не вызвали у меня никаких вопросов. Начнем с того, что в фильме показано как дракон влетает в гору, чинит там беспорядки и население спешно эвакуируется. Смауг не вел многомесячную осаду гномьей крепости, а взял ее нахрапом. Это хорошо понятно из первого фильма и еще понятнее из второго, где браконьеры-любители используют в качестве оружия все, что попадается под руку и в том числе - подготовленные материалы для выплавки статуи. Надо отдать должное все придумано просто здорово! Опять же, в мире, где было выковано Кольцо Всевластия, сложно ожидать, что мы столкнемся с обычной металлургией. Более того, гномам логичнее всего было бы использовать особые сплавы, которые бы не сводили людей с ума и не светились при виде орков, а просто, к примеру, могли выдерживать практически любую температуру и не расплавляться. А так же напичкать печи магией так, чтобы процесс выплавки стал легче и удобнее. Ну право же, это ненаучная фантастика в полном смысле этого слова. Что касается дракона, то мне очень понравилось то, как показали его раскаляющееся брюхо. В этом, честно говоря, больше логики, чем в стандартных драконах, которые непонятно как выдыхают огонь или лед.

На этом я спешно сворачиваюсь, потому что продолжать на самом деле могу очень долго, особенно если открою томик Беовульфа и начну сравнивать все со всем.


@темы: LOTR, Волшебный Лес, игры, мифологии, постмодернизм и все-все-все, сказки, теория теории, фейричное

главная