Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Стенография идиота

20:08 

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Название: В поисках святого, вторая часть.
Автор: Samishige.
Бета: Folie.
Альфа-ридеры: Leyana, Mirrali.
Персонажи: Акатсуки, разнообразные местные жители.
Жанр: Аction, мистика и детектив.
Рейтинг: PG-13.
Саммари: Сасори выполняет совершенно обычное задание, ему нужно найти и убить святого. Но с каждым новым этапом охоты земля все чаще уходит из-под ног, а мир неумолимо меняется.
Дисклеймер: Мир и герои принадлежат Киcимото Масаси, выгоды я от них не извлекаю.
Предупреждения: Убийства, ругань.
Благодарности: Всем, кто помогал в процессе.
Примечание: Написано на Naruto-fest 2008 для Aperto libro. Первая часть выложена здесь, а третья в процессе написания.

Тропа вела по склонам холма, и через какое-то время Сасори совсем престал ориентироваться на местности. Дорожка петляла между камнями и старыми деревьями, просто идеальное место для засады! К счастью, им не встретилась ни одна группа пограничников, Дейдара даже предложил воспринимать этот как добрый знак и попросился на отдых. Естественно, что кукольник не позволил мальчику расслабляться – они и так потеряли слишком много времени, отдыхать сейчас было просто недопустимо. Впрочем, они все-таки остановились, чтобы набрать воды, а Дейдара даже окунулся в холодное озерцо целиком и теперь шел, фыркая и поправляя потемневшие от воды волосы. Они успели пройти так еще примерно полчаса, а потом худшие опасения Сасори оправдались.
На них нарвался патруль из шиноби Камня. Им даже почти поверили и приготовились отпустить, но тут один из патрульных узнал Дейдару. Оказывается, пару лет назад, подрывник скрылся с места преступления, прихватив с собой несколько пальцев с левой руки нынешнего патрульного. Пальцы шиноби заменили на искусственные, но обида осталась. И теперь он намерился ее возместить.
Они немедленно разбились на две группы – одна из нервно перешептывающихся шиноби Камня, а вторая - из напряженного как струна Дейдары и подчеркнуто равнодушного Сасори. Кукольник рассматривал противников исподлобья и размышлял, использовать их как подопытных или нет. Вопрос решил Дейдара, устроив посреди лесной просеки настоящий триумф собственного искусства. Подрывник не обманывал, когда сказал, что смог усовершенствовать свои техники – место взрыва представляло собой воронку, вокруг которой валялись обрывки тряпья, куски мяса и оглушенная ворона. Сам подрывник счастливо улыбался, громко хохотал и слегка пошатывался. Голубые глаза стали черными, так сильно расширились зрачки мальчика. Дейдару явно оглушило и сильно ударило при взрыве, но он предпочитал не обращать на это внимания и хриплым басом рассказывал кукольнику о прелестях своего искусства. Они продолжили свой путь.
Прошло около часа перед тем, как шиноби вышли на главную дорогу, благополучно обогнув пограничный пост. Дейдара заметно повеселел и носился по дороге, словно маленький ребенок. Ему всегда были интересные мелкие животные и насекомые, которых он делал прообразами для своих бомб. Дейдара никогда не лепил людей, хотя, Сасори был в этом уверен, уровень владения своим искусством давно позволял подрывнику делать реалистичные скульптуры. Такие скульптуры, как и искусственных проституток, можно было использовать с самыми разными целями, в том числе и для дистанционной атаки. Но подрывник никогда не лепил ничего, кроме своих примитивных зверушек и на единожды заданный вопрос отреагировал крайне странно. Дейдара тогда помрачнел и отпросился патрулировать район с неба. Вернулся подрывник глубокой ночью и сразу же рухнул спать. Он явно не собирался комментировать свое поведение, а Сасори не стал задавать вопрос повторно. Наутро подрывник вел себя, как ни в чем не бывало, и радостно делал из глиняных птиц яркие фейерверки.
Спустя неделю кукольник увидел, как Дейдара распутывает нитки, связывающие рот на груди и радостно плещется в озере. Нитки излучали чакру, а татуировка на груди напоминала печать, правда, Сасори никогда не сталкивался с подобными. Его напарник имел право на тайны, так же как Сасори мог скрывать от Дейдары то, что не считал нужным рассказывать. Искусству взаимных компромиссов его научил Орочимару, и кукольник оказался хорошим учеником.
Вот и сейчас он молча шел за новым напарником, высматривая засаду и осторожно наблюдая за манипуляциями Дейдары с глиной. По опыту Сасори знал, что некоторые экспериментальные составы взрывались у подрывника прямо в руках. Руки потом пришивали, причем непохоже было, что Дейдара испытывает боль при ранении, но разрушение целого всегда вызывало у Сасори неприятные ощущения. Дорога вильнула в очередной раз, и вдалеке показались горы с сияющим, словно драгоценный камень, городом у подножия. Видимо, именно туда и направлялся их «клиент». Сасори обернулся к напарнику и увидел, что тот с улыбкой полной предвкушения рассматривает открывшийся вид. Дейдаре нравилось все прекрасное не меньше, чем Сасори, но во всем он видел движение и мгновенный взрыв, после которого реальность изменялась. Подрывник рассказывал, что в детстве любил ходить в заброшенный район, где много лет уже никто не жил, потому что местные опасались не то болезней, не то проклятия. Маленький мальчик блуждал среди зданий и наблюдал как они постепенно, а иногда и мгновенно разрушаются, превращаясь в нечто совершенное иное. Сасори вспомнил, что, рассказывая об этом эпизоде из своего детства, Дейдара улыбался точно так же, как сейчас.
Они шли по плоской равнине, покрытой камнями. Здесь было видно все, как на ладони. Высоко в небе летали огромные птицы, они были единственными обитателями этой каменной пустыни.
- Пояс Мити-но-Нагатиха-но Ками, ммм… - негромко произнес Дейдара, щурясь на заходящее солнце. – Говорят, что когда-то давно здесь были непроходимые горы, но потом бог длинных путей смилостивился и бросил на землю свой пояс, который превратился в эту равнину, ммм… Теперь любой путник может дойти до страны Земли и чувствовать себя в безопасности. Здесь очень уважают это божество… ммм.
Сасори кивнул. Суеверия местных жителей его мало интересовали, но легенда была красивая. Действительно огромная равнина опоясывала горный массив, а редкие обломки скал напоминали инкрустацию из драгоценных камней.
- Куда мы пойдем дальше, ммм? – поинтересовался Дейдара, когда понял, что Сасори не собирается комментировать его предыдущий монолог.
- В город, - коротко ответил Сасори.
- А что мы там будем делать? Вы думаете, что мы сможем найти этого старика там, Данна? – не унимался Дейдара.
- Возможно, - ответил Сасори, вглядываясь в фигуры людей бредущие по направлению к ним. – Но, скорее всего, мы найдем информаторов, который укажут нам, куда двинулся этот сумасшедший. Внимание, Дейдара!
Сасори остановился и посмотрел на шагающую к ним группу людей. Они были в масках и черных костюмах шиноби, явно при исполнении. Шиноби смотрели на них, но оружие пока не доставали. У одного из них за спиной были изящные короткие мечи с цубами стилизованными под крылья. Шиноби не останавливались, и Сасори понял, что своим поведением они с напарником лишь привлекают ненужное внимание. Незаметно нащупав в рукаве свиток с многорукой марионеткой, сделанной из бродячего шиноби, Сасори спокойно пошел вперед. Шиноби явно прекрасно понимали, что перед ними сильные противники, это было видно по вздувшимся венкам на висках и напряженному взгляду их предводителя, но тоже надеялись обойтись без смертоубийства.
Наконец, один из противников дернулся и спросил:
- Кто вы?
Неудачное начало беседы. Кукольник ухмыльнулся, представив лица врагов, если он действительно начнет рассказывать кто они такие, зачем и откуда пришли.
- Путешественники! – резко ответил Дейдара, сверкнув единственным глазом. – Мы путешественники!
- И зачем же вы путешествуете? – с иронией спросил предводитель шиноби.
У него был низкий, хриплый голос и по тому, как этот мужчина расслабленно стоял, Сасори сразу понял, что это серьезный и опытный противник. Впрочем, никто не хотел ввязываться в конфликт, и можно было попробовать разойтись мирно.
- Мы охотимся за тигром, - неожиданно сказал Сасори. – Слышали, что у вас водятся удивительные тигры.
- Да, недавно у нас завелся тигр-людоед, - подтвердил предводитель. – Его пока никто не может поймать, местные говорят, что это – дух убитого в прошлом году разбойника бродит среди скал.
Сасори улыбнулся.
Через несколько минут, когда шиноби превратились в удаляющиеся точки на горизонте, Дейдара спросил:
- Данна, ммм… скажите, а почему вы сказали им про тигра?
- Мне вспомнился твой плакат, - спокойно ответил Сасори. – В любом случае нужно было их успокоить, не выдав слишком много информации. Они сразу поняли, что мы здесь не по политическому заказу, а на охоте и оставили в покое. Элитные шиноби не ловят кого попало, даже если это – преступники класса «S». В любом случае, мы в первую очередь наемники и во вторую – патриоты своей страны.
- А почему вы решили, что они нас пропустят?
- Отряд шиноби в военной форме, двигающийся к границе и не убивающий нас с дальней дистанции? – Сасори слегка усмехнулся. – Они наверняка выполняют другое задание, и я даже могу предположить какое. Скорее всего, эти ребятки отправились улаживать проблемы с Травой.
Дейдара кивнул и почесал взмокший лоб. Рот на левой руке ощутимо заскрежетал зубами.
Этот город не был таким странным как поселение, в котором они были до этого, но все равно – огромные белоснежные ворота из камня, больше похожие на изящную ковку, вызывали странные ощущения. Нигде до этого Сасори не видел ничего подобного.
- Красиво, ммм! – воскликнул Дейдара. – Они всегда мне нравились! Видите, все столбы исчерчены надписями? Там и моя есть!
Подул ветер, подняв облако пыли, и напарники зашли в город. Вокруг сновали женщины с кувшинами на головах, мужчины в открытой одежде и загорелые полуобнаженные дети. Дома, так же как и в недавнем поселении, были сделаны из камня и окружены высокими заборами. Внутри находился двор с маленьким прудом и плотно закрытыми кувшинами. Видимо, местным жителям было трудно добывать воду, и они хранили ее в большом количестве рядом с домом.
Миновав жилой квартал, они вышли к небольшой площади с широкой, покрытой камнем дорогой. С обеих сторон шли магазины одежды, еды, выпивки и даже небольшая аптека. Ничего интересного.
- Смотрите, Данна! – завопил Дейдара, схватив кукольника за руку.
Сасори аккуратно вытянул руку из железной хватки подрывника и посмотрел в направлении, куда указывал Дейдара. Между магазином чая и какой-то непонятной сувенирной лавкой стоял трехэтажный публичный дом, «Обитель весны» гласила его вывеска. Это было именно то, что нужно!
Напарники двинулись по направлению к будущему укрытию и, поднялись по ступенькам. На пороге их встретил невысокий толстый слуга и, оглядев посетителей, презрительно бросил:
- Детей не обслуживаем.
Он уже был готов выставить их за дверь, когда Дейдара возмущенно заорал и вцепился ему в плечо. Слуга закричал в ответ, в него явно вцепились не только пальцами, но и зубами.
- Мы тебе не дети! – закричал Дейдара.
Сасори подумал, что сейчас его напарник похож на ребенка, как никогда. Растрепанные светлые волосы, голубенькая курточка, короткие штаны и распахнутый от возмущения ярко голубой глаз. Казалось, что еще немного и подрывник начнет топать ногами.
Но вместо этого Дейдара поджал губы и резко втолкнул слугу вглубь здания.
- Послушай-ка, приятель, - сказал он, понизив голос. – Нам сейчас требуется комната, ванна и хороший обед.
Подрывник обернулся к Сасори, а потом снова к слуге.
- Один обед, ммм… - добавил он. – Советую тебе приготовить все побыстрее, иначе у меня может лопнуть терпение.
Слуга тихо взвыл от боли, зубы Дейдары глубоко впились ему в предплечье и попытались оторвать кусок мяса.
- Ну, ты и сам видишь, какой я голодный, - неожиданно повеселев, заметил Дейдара и отпустил слугу.
Толстяк немедленно вцепился в предплечье и убежал, бормоча извинения. Сасори успел заметить, как облизывается красный от крови слуги, рот Дейдары. Подрывник обернулся к напарнику и весело, немного злобно рассмеялся.
Комнаты им подали хорошие, на самом верхнем этаже. Вечер только начинался, и посетителей было мало, поэтому Сасори решил не терять времени зря и расспросить потенциальных информаторов о происходящем в городе. В отличие от Дейдары ему не нужно было смывать с себя грязь и пот, а потом есть. Вместо этого кукольник скинул с себя алый плащ, переоделся в закрытую кофту с высоким горлом и спустился на первый этаж, где прибывающие гости пили и наслаждались пением и танцами.

Получасовая беседа с посетителями не увенчалась особенным успехом, они все были слишком увлечены своими мелкими проблемами и не слышали про чудотворца, призванного спасти эту страну от непонятного зла. Поняв, что стоит искать другую публику, Сасори сел на невысокий диван и стал ждать Дейдару.
Внезапно к нему подошла одна из танцовщиц – невысокая изящная девушка в нарядном кимоно. Кукольник посмотрел на нее с подозрением, но промолчал.
- Простите, - робко начала девушка. – Я слышала, что ищете чудотворца из Страны Водопадов?
Сасори склонил голову, показывая, что внимательно слушает.
- Дело в том, что я сама из деревни, в которую пришел этот святой человек, - девушка смущенно оглянулась. – Вы только не говорите хозяйке, что мы с вами обсуждаем такие вещи. Вообще-то, мне нельзя разговаривать с посетителями.
Танцовщица оглянулась и замерла, прикрыв лицо рукавом.
- Я не скажу, - спокойно сказал Сасори.
Девушка заулыбалась и покраснела.
- У нас в деревне стали пропадать дети. Они уходили в горы и пропадали, а потом мы находили их обглоданные кости. Это наверняка проделки местных духов, поэтому мы позвали святого, чтобы тот выгнал нечисть с наших гор.
- А охотников, чтобы они поймали тигра-людоеда, вы не пробовали нанять? – едко спросил Сасори. – Я сегодня как раз слышал, что в ваших горах водится один такой.
Девушка смутилась, но потом выпалила.
- Это все неправда! – начала она громко, но потом заговорила полушепотом. – Это все придумки… про тигра в смысле. Их тут никогда не было, такие звери не живут в горах. Наши власти не хотят ничего слышать о духах и придумали себе неуловимого тигра, чтобы успокоить жителей. Но на самом деле его тут нет!
Кукольник опустил взгляд, ему не хотелось читать девушке длинную нотацию о вреде суеверий, но уже второй человек за последнее время пытается его убедить, что на свете существуют какие-то духи, оборотни и святые. Этот бессмысленный бред раздражал.
- А где находится ваша деревня? – наконец спросил он. – Мы с моим другом хотим встретиться с чудотворцем.
- Ааах! – обрадовалась девушка. – Вы тоже хотите, чтобы он вам помог? Это замечательно! Я зайду к вам в комнату ближе к ночи и принесу карту, чтобы вы смогли добраться до нашей деревни.
Танцовщица окончательно смутилась, посмотрела на кукольника горящими глазами и побежала в сторону общего зала. Сасори остался сидеть на диване, рассматривая свою новую руку. Она почти перестала щелкать при резких движениях.
- А вы популярны у женщин, Данна! – раскрасневшийся после ванны и сакэ Дейдара спустился по лестнице.
Полы его длинной юкаты распахнулись, демонстрируя обнаженное тело. Мальчик явно не был сегодня готов ни к каким подвигам кроме любовных. Что же, с этим приходилось смиряться. Женщины действительно любили Сасори, но он не отвечал им взаимностью и лишь в редких исключениях делал исключения, превращая особо страстных поклонниц в марионетки из своей коллекции. Дейдара тоже пользовался популярностью среди слабого пола, женщин всегда интриговали дополнительные рты и нежная внешность подрывника.
И, в отличие от своего напарника, тот активно пользовался вниманием женщин и во время каждого посещения публичных домов устраивал настоящие оргии.
- Вы что-то выяснили, ммм? – юноша тяжело опустился на диван рядом с напарником и посмотрел на него затуманенными глазами. Камеру он уже успел снять.
- Да, - ответил Сасори, спокойно рассматривая расслабленное тело подрывника. Рот на груди последнего ощутимо шевелился под печатью. – Я выяснил, куда направился старик, и завтра же мы его нагоним. Поэтому я надеюсь, что у тебя хватит благоразумия хоть немного выспаться.
Дейдара широко улыбнулся и откинулся на спинку дивана. Длинные светлые волосы рассыпались по его плечам, юката распахнулась еще сильнее. Сасори поднялся и пошел по направлению к главному залу. Спиной он чувствовал, что Дейдара торжествует, но не понимал почему. Неужели его напарник думает, что кукольник переживает из-за отсутствия в его жизни плотских радостей? Странный мальчик.
Несмотря на шум, ночь прошла на удивление спокойно. Танцовщица действительно пришла ближе к полуночи с картой и подробно объяснила как добраться до ее деревни. После ее ухода Сасори окончательно расслабился и, распахнув окно, принялся ремонтировать собственную ногу. В темноте он видел не хуже, чем днем и это было еще одним плюсом его совершенного тела. Удивительно, что подрывник не понимал преимуществ вечной жизни.
Ранним утром на пороге комнаты появился растрепанный Дейдара и, хмуро поздоровавшись, приложился к кувшину с водой, стоявшему на круглом столике перед окном. Сасори заметил, что несмотря на то, что Дейдара не чувствовал боль как обычный человек, мог не спать и не есть достаточно долго, пить ему было необходимо постоянно. Вывод напрашивался сам собой, и Сасори он забавлял. Они действительно были похожи сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Дождавшись, пока Дейдара отмоется и переоденется, Сасори расплатился с хозяйкой, собрал вещи и вышел на крыльцо здания. Снаружи было солнечно, город сиял как драгоценный камень. Удивительно красивое место, хотя кукольнику вряд ли хотелось бы придти сюда еще раз. Вскоре Дейдара появился на пороге, и они побрели по направлению к западным воротам. Поход до горной деревушки пешком занял бы пару дней, поэтому напарники решили, что ради разнообразия плюнут на конспирацию и полетят на птице Дейдары.
Сасори нравился такой способ передвижения, несмотря на его небезопасность. Кукольник наслаждался открывавшимися с воздуха видами и ощущением невероятной свободы, которая открывалась только здесь, на высоте птичьего полета. Дейдара тоже притих, наслаждаясь прохладным ветром после бесконечного палящего солнца на земле. Кажется, подрывник слегка задремал, устав после бессонной ночи, потому что когда Сасори подал знак подняться выше, мальчик вздрогнул.
- Я тебя предупреждал, - равнодушно бросил Сасори, поглядывая на сонного напарника исподлобья.
Дейдара только вздохнул. Проходили месяцы, он начал побаиваться недовольства своего «Данны», но заниматься четким планированием операций отказывался. По мнению Дейдары самой лучшей тактикой была импровизация, а по мнению Сасори самой лучшей импровизацией была тщательно подготовленная заготовка. Кукольник не считал, что подготовка плохо влияет на творческий процесс. Наоборот результаты будут более предсказуемыми и качественными. Но на подрывника такой подход навевал смертную скуку.
Торговый караван, из-за которого Сасори велел подняться выше, скрылся из виду, и напарники опустились пониже. Наверху было совсем холодно, и Дейдара в своем тонком костюме и открытых сандалиях начал замерзать. Они двигались теперь почти в два раза быстрее, чем пешком и кукольник чувствовал себя все более и более довольным. Совсем скоро они найдут и убьют старика, заставившего двух преступников класса «S» гоняться за ним через две страны. Удивительно, сколько сил и времени они потратили на эту простую миссию. И ведь обвинять некого кроме самого себя!
Дейдара, конечно же, был юным обормотом, сорвавшимся на каникулы без предупреждения, но Сасори не был ни юным, ни обормотом. Он просчитался, и тем обиднее было слушать восторженную болтовню напарника, который, кажется, воспринимал их миссию как увлекательное путешествие по родине. Дейдара, несмотря на свою силу, оставался маленьким мальчиком, и это неимоверно раздражало кукольника. На детей бессмысленно злиться, с ними очень сложно договориться и почти нельзя совместно работать. Орочимару при всех его недостатках был взрослым, он был сильным шиноби, который различал походы в чайные домики и походы за чьей-нибудь головой. Дейдара же этого делать не хотел, как ни старался Сасори внушить ему мысль о важности выполнения миссий.
- Данна, - тихонько окликнул его подрывник.
- Да, - Сасори ответил не оборачиваясь. Ему не хотелось смотреть в виноватый глаз напарника.
- Мы скоро… ммм… прилетим? – рты хищно облизнулись, выдавая истинную причину волнения Дейдары.
- Бесполезно! – тяжело вздохнул Сасори. Он обернулся к напарнику и посмотрел на него с плохо скрываемым раздражением. – Я же предупреждал тебя, что нужно выспаться, поесть и взять с собой вещи. А если тебе нужно есть, то и еду. Но ты меня не послушал, поэтому сиди спокойно! От твоих переживаний птицу начинает трясти. Если мы будем двигаться в таком же темпе, то достигнем поселения через полтора часа.
Дейдара, кажется, надулся и теперь сидел, положив раскрытые ладони перед собой. Голодные рты нервно облизывали друг друга.
Следующий час прошел в молчании, лишь изредка прерываемом вздохами Дейдары и скрежетом зубов. Сасори внимательно вглядывался в карту, которую ему дала танцовщица. Лететь осталось всего ничего. Они прибудут даже раньше планированного времени за счет попутного ветра и понятной дороги.
- Через десять минут спешиваемся, - коротко бросил он напарнику.
- Зачем… ммм? – спросил Дейдара, оторвавшись от своего занятия.
- Подлетать к деревне на птице небезопасно, - ответил Сасори, вглядываясь в широколиственный лес под ними. – Местные жители не обрадуются появлению шиноби, которые хотят убить их святого.
- Ммм… - согласился Дейдара и тоже посмотрел вниз. – Данна, мне кажется, что там кто-то есть. Может, взорвать его?
- А если это гражданский? – поморщился Сасори. – Шиноби, особенно изгнанные вроде нас, не должны нападать на мирных жителей. Какого-нибудь неудачливого джоунина легко оправдает его Кагэ, а мы можем оказаться без работы и в изгнании.
Дейдара внимательно посмотрел на Сасори, а потом кивнул. Убийства гражданских вообще были больной темой для мальчика. Так получилось, что чем сильнее была его атака, тем более разрушительное влияние она оказывала на окружающую среду. При желании подрывник мог стереть с лица небольшой город, но подобным шиноби никогда не занимались. Это было одно из немногочисленных табу, которому следовали даже предавшие свои деревни шиноби. Внутренние разборки, особенно мелкого масштаба, не интересовали властей, а если результатом такой разборки становились смерти гражданских – это приводило к ухудшению отношений к шиноби в принципе и лишали их работы. Как бы ни были полезны шиноби, но даже в Стране Огня, где местные были достаточно дружелюбно настроены к военным, любая неурядица с участием шиноби приводила к непредсказуемым результатам. В куда более агрессивной Стране Ветра такие конфликты случались регулярно и привели к тому, что шиноби начали задыхаться в отсутствии спонсирования и возможности свободно работать на местных. Политика родной деревни никогда не нравилась Сасори, ему казалось глупым такое показательное отчуждение от происходящего в стране и постоянное наращивание военной мощи. Переговорами песочники решать конфликты не умели никогда, поэтому и стали наиболее известными специалистами по смертельным дзютсу, ядам, всевозможным техникам, которые позволят быстро и мучительно убить врага. Жители пустыни отлично понимали значение слова «выживать», их приучила к жестокости земля, на которой они жили.
- Спускаемся! – резкий возглас Дейдары вывел кукольника из задумчивости. Они почти подлетели к поселению, теперь нужно было свериться с картой и пройти около получаса пешком.
Птица мягко села на землю и, дождавшись пока напарники слезут с нее, бесшумно, хотя и с красивыми искрами взорвалась. Искусство подрывника было прекрасно, но слишком мимолетно. Прошло несколько секунд, и дождь из сияющих искр закончился, оставив после себя едкий дым.
- Экспериментальный состав, - восторженно сказал Дейдара. Он снова широко улыбался и почесывал подпаленный искрой нос. – Не так здорово как обычные бомбы, но хорошо в плане маскировки.
Сасори посмотрел на напарника и улыбнулся. На этот раз совершенно искренне, ему нравились изменения, происходившие с мальчиком. Он еще раз посмотрел на карту и уверенно вышел на тонкую тропу, идущую вокруг горы.
Да, теперь вокруг были одни лишь горы – серые скалы, редкие цветы и узловатые деревья, кое-как притулившиеся на крутых склонах. Дейдара сиял, кукольник давно не видел своего напарника таким счастливым. Казалось, он был счастлив, что вернулся домой. На секунду Сасори почувствовал укол совести – это ведь они по приказу лидера почти насильно привели подрывника в организацию. До этого он жил в своей стране, зарабатывая частными заказами и наслаждаясь горным воздухом. Впрочем, мальчик сам был виноват – ни Сасори, ни кто-либо еще не планировал приводить его насильно. Учитывая техники Дейдары, самым вероятным исходом был большой взрыв, но умный мальчик Итачи смог обмануть подрывника и в результате уязвленный Дейдара вступил в организацию. И теперь, конечно же, тайно мечтал в один прекрасный момент отомстить. Сасори искренне надеялся, что со временем мальчик забудет свою глупую идею, столкновение с Итачи могло обернуться очередным поиском нового напарника для кукольника. Честно говоря, ему хватило и одного раза, о чем он весьма ясно высказался на собрании после ухода Орочимару.
Дорога неожиданно раздвоилась, о чем карта не предупреждала. Сасори задумчиво встал на перекрестке и попытался понять, куда же им идти. Дейдара, будучи ниже кукольника, потянул карту на себя и приподнялся на цыпочки.
- Давайте пойдем налево, Данна… ммм? – предложил он, наконец. – Слева дорога кажется более протоптанной, там даже есть следы от колес. А справа ничего особенного нет, похоже на обыкновенную тропу… ммм…
Сасори посмотрел налево и вздохнул. В словах подрывника было зерно истины, но кукольнику почему-то ужасно не хотелось идти по привлекательной, казалось бы дороге. Сасори привык доверять своей интуиции и собрался было свернуться направо, но Дейдара ухватил его за руку и, радостно болтая, повел по широкой и удобной дороге.
Это была, конечно же, ошибка. Дорога постепенно сужалась до тоненькой тропки и в итоге они вышли к ручью. Выругавшись, напарники вернулись было назад, но к их удивлению тропа больше не расширялась и не вела к перекрестку. Непонятно как, но они потерялись в горах…
Дейдара не выдержал и начал громко ругаться, проклиная чертовы горы, чертовы дороги и чертового старика, за которым они сюда пришли. Подрывник начал было ругать и лидера, но неожиданно из небольшой рощицы, рядом с которой они остановились, раздался тихий смех. Дейдара к тому момент уже был в не себя и, злобно осклабившись, пошел по направлению к роще. Сасори не стал его останавливать, прекрасно понимая, что если будет действительно нужно, он легко сможет остановить мальчика, а в любой другой ситуации – почему бы и нет. Людей со столь оригинальный чувством юмора он не любил.
В роще было тихо, только прошлогодняя листва шуршала под ногами. Никаких признаков появления здесь человека не было.
- Может, это была лисица? – неожиданно смущенно предположил Дейдара.
- Лисицы не смеются, насколько я знаю. Они могут рычать или лаять, - ответил Сасори.
- Нуу… ммм… это обычные лисицы. А есть же лисицы оборотни, Данна! – подрывник снова вошел в радостное расположение духа. – Они превращаются в людей и обманывают их. Чаще всего лисицы превращаются в прекрасных девушек и соблазняют юношей…
Голос мальчика приобрел несколько мечтательный оттенок и Сасори только вздохнул. В оборотней он верил еще меньше, чем в святых, зато шиноби с плохим чувством юмора и хорошим владением гендзютсу мог устроить напарникам экскурсионный тур по горам, пока идет подкрепление. Значит, нужно было разрушить иллюзию.
К счастью, подобные техники он проходил еще в раннем детстве, а потом улучшал их по мере накопления опыта. Конечно, сразиться с известным обладателем шарингана ему бы не хотелось, но таких специалистов как Итачи почти не было на континенте. И ни один из них не жил в Стране Земли издавна славившейся совершенно другими техниками. Слов пальцы в печать Сасори дезактивировал гендзютсу. Ничего не изменилось.
Значит, противник или противница (чаще подобными техниками занимались женщины) находится на достаточно большом расстоянии от них или вообще ушел. В любом случае оставаться на месте было нельзя и, окликнув мечтательно рассматривающего покрытое золотистыми листьями дерево Дейдару, кукольник двинулся сквозь деревья.
Окончательно потеряться они не могли, ведь достаточно было создать новую птицу, поэтому Сасори решил по возможности скрыться от противников. Деревья между тем стали редеть, и напарники вышли к крутому спуску. Сасори обернулся к Дейдаре, пытаясь оценить, сможет ли тот сойти, но, к его изумлению, подрывник резво спрыгнул на первый камень и начал уверенно спускаться.
Поняв, что Сасори наблюдает за ним, Дейдара поднял голову вверх и, широко улыбнувшись, пробасил:
- Я вырос в горах, Сасори-но-Данна, спуститься вниз я смогу даже с закрытыми глазами. Лучше идите по моим следам, так будет безопаснее.
И действительно, несмотря на неподходящую обувь, Дейдара быстро спустился вниз, где уселся на камень и стал ждать Сасори. Тот спускался аккуратно, в точности повторяя путь подрывника. Оказывается, они вышли на еще одну тропу, на этот раз совсем узкую и покрытую щебнем. Видимо, недавно здесь прошла лавина. Тропа вела их вниз, к небольшой низине между двумя горами. Судя по шуму воды, давешний ручей впадал там в горную реку.
Они продолжали свой путь, надеясь в ближайшее время оторваться от противников и начать искать путь к поселению. Самое неприятное, что местные шиноби могли заметить их только в небе, больше никто не знал, что они тут появились. Разве что лидер, но он не стал бы открывать подобную тайну кому попало. Танцовщица же, которая так скучала по своей деревне, уже не могла никому ничего рассказать. Сасори аккуратно стер ей память, заменив настоящие воспоминания искусственными.
Пройдя по тропе еще немного, они увидели одетую во все черно старуху, тащившую на спине вязанку хвороста. Старуха не понравилась кукольнику с первого взгляда, он чувствовал исходившую от нее опасность. Шиноби?
Тут бабка охнула и вместе с тяжелой вязанкой неловко упала на землю. Сасори поморщился, людская жадность была удивительна. Подрывник отреагировал совершенно неожиданно. Он не засмеялся или прошел мимо, а бросился помогать пожилой женщине. Старуха посмеялась, поднялась с земли, оставив хворост валяться рядом, и спросила:
- Как тебя зовут, милый мальчик? – голос у нее был высокий и звонкий, неожиданно юный. Она потрепала мальчика по плечу.
- Дейдара, - ответил польщенный вниманием подрывник.
- Какой ты хороший, какой воспитанный, - залепетала женщина. – Ты ведь из местных, да? Хотя давно здесь не живешь…
Прежде чем Дейдара успел ей что-то ответить, старуха прикоснулась к печати на его груди и заулыбалась. Сасори, стоявший все это время неподвижно, шевельнул пальцами и Дейдара подлетел к нему, избежав когтистых рук старухи. Подрывник ловко приземлился на землю и посмотрел на замершую женщину. Она все еще улыбалась.
- Хороший мальчик, действительно хороший, - сказала она. – Хотя и в странной компании путешествуешь.
Кукольник не понимал – собирается она нападать или нет. Старуха излучала опасность, от которой у Сасори сжималось сердце. Но она не была шиноби. Тогда кто?..
- У вас есть выбор, - заговорила она. – Бродить по лесу до скончания веков, попасться рано или поздно отряду шиноби, которых пустили по вашему следу – это первый вариант. А второй – это помочь бедной старушке донести тяжелый хворост до ее хижины и выпить там целебный отвар на травах, - она прищурила глаза и ткнула пальцем в сторону Сасори. – А теперь могу предложить масло, чтобы смазать суставы.
Кукольник посмотрел прямо на женщину. Она поняла, но как? Дейдара замер на корточках рядом с напарником и смотрел то на Сасори, то на старуху. Он явно не понимал что делать, а это значило, что чем быстрее Сасори придумает план, тем меньше шансов, что подрывник решит проблемы хорошо известным ему методом.
Нить чакры аккуратно прицепилась к свитку с оружием, хранившемся в рукаве, и спустя пару секунд направляемые чакрой кунаи полетели в сторону старухи. Та усмехнулась и не то отошла, не то испарилась на несколько мгновений. Теперь несколько прядей ее седых волос выбивались из прически, а длинные рукава черного кимоно развевались словно крылья. Сасори попытался ударить еще раз, в это же время доставая из рукава очередной свиток – на этот раз он решил использовать одну из своих марионеток. Но не успел, потому что старуха щелкнула пальцем, и кукольник подлетел в воздух на несколько метров и замер в таком виде, неспособный пошевелить даже пальцем.
- Это мои горы, мальчик, - покачала пальцем старуха. – Не шали.
Ярость охватила Сасори, он люто ненавидел, когда к нему обращаются снисходительно, как к маленькому ребенку. И он не любил проигрывать, особенно каким-то старым бабкам. Теперь придется надеяться только на Дейдару, тот уже выпрямился и напряженно смотрел на старуху. Наверняка, сейчас он взорвет очередную бомбу и они смогут пойти дальше…
Но вместо этого Дейдара улыбнулся и бросился к старухе. Он поднял с земли тяжелую вязанку и ослепительно улыбнулся, щелкнув камерой.
- Бабушка, а у вас есть еда, ммм? Я очень голодный, - спросил он.
Потом он обернулся к Сасори и подмигнул ему открытым глазом. Кукольника к тому моменту аккуратно опустили на землю, но добрее от этого он не стал. Впрочем, возможно, и правда был смысл пойти вслед за старухой – судя по всему, она живет в долине, а оттуда удобно улетать на птице. Дейдара поест и немного отдохнет. И, кроме того, сражаться с бабкой напрямую было бессмысленно. Сасори не понял, как она это сделала, но на несколько секунд он оказался совершенно беспомощным. Это не просто раздражало, это бесило. Ему хотелось отомстить, но намного легче было сделать это исподтишка, когда она расслабится.
Размышляя об этом странном происшествии, он побрел вслед за оживленно беседовавшими старухой и Дейдарой.

Они спускались по горной тропе вниз, туда, где среди огромных деревьев, притаилась словно гриб маленькая хижина. Кукольник обратил внимание, что природа в этом месте меняется на удивление резко – вместо тоненьких деревьев из рощи здесь росли гиганты, который было по меньшей мере тысячу лет. Великолепные деревья.
- Нравится? – старушка неожиданно обернулась и посмотрела на Сасори. – Нравится, нравится… я же вижу. Эти деревья очень старые, они намного старше тысячи лет и живут здесь столько же, сколько и я. Эти деревья и есть лес, такой, каким он был, пока люди не стали изменять природу.
Кукольник тихо усмехнулся.
- Деревья и есть лес? – тихо сказал он. – Пустые слова, заставляющие нас терять свое время.
Старуха неожиданно звонко засмеялась и, отвернувшись, пошла дальше. Они ступили на высокую зеленую траву, устилавшую землю, словно ковер. Странно, вокруг не было птиц или насекомых – тишина нарушалась только странным шелестением, похожим на шепот. Это говорили деревья. Сасори не нравился лес, он привык к песку и открытым пространствам, а блуждание среди древесных гигантов вызывало у него странное ощущение. Полузабытое ощущение страха.
А вот Дейдара, кажется, был счастлив. Он не замечал шелестящих гигантов, а, может, слышал их иначе, но в любом случае он радостно шагал рядом со старухой, то обгоняя ее, то возвращаясь назад. Из его бурного монолога Сасори расслышал только «искусство», «взрыв» и «восхитительно». Этот мальчик как всегда в своем репертуаре, скучен в своей предсказуемости. Кукольнику внезапно показалось забавным, что самого взрывного во всех смыслах и самого непредсказуемого из организации он называет скучным. Но это было действительно так, Сасори мог с закрытыми глазами рассказать о том, что сейчас делает Дейдара, о чем он думает и что собирается сделать в ближайшие минуты, если не часы. Кукольник не только хорошо узнал Дейдару за время их сотрудничества, но и выяснил алгоритм его действий. Когда-нибудь из подрывника выйдет прекрасная марионетка.
А сейчас он радостно смеялся и перепрыгивал огромные корни деревьев. Они подошли к хижине, вблизи та еще больше походила на гриб и даже небольшие статуи зверей, украшавших вход в жилище, не могли изменить внешнее впечатление. Деревянная почти плоская крыша простиралась далеко за края здания, а само здание притулилось под огромным корнем. Таких деревьев Сасори не видел никогда, даже его бывший напарник, любивший рассказывать о конохской природе, не говорил о подобном. Вокруг не было ни забора, ни придворья, характерного для сельских домов. Одинокие, полусгнившие ворота возвышались среди травы. Не было даже протоптанной дорожки, они все шли по упругому травяному ковру и, кажется, не оставляли следов.
Старуха подошла к своему дому, раздвинула двери и, приветливо улыбаясь, пригласила гостей в дом. А вот внутри ничего странного Сасори не заметил и, памятуя о недавних иллюзиях, решил, что есть вероятность того, что эта самая бабка и есть тот мастер гендзютсу, который смеялся над ними в роще. И, вполне вероятно, что она никакая не бабка. Сталкиваться с настолько реалистичными иллюзиями Сасори не приходилось, но Итачи рассказывал о том, что искусные мастера могут не только исказить впечатление человека о чем-то, как сам Итачи делал в случае с Дейдарой, но и полностью изменить реальность вокруг своей жертвы. Но обычно такие гендзютсу не держались больше нескольких минут, они требовали огромного волевого усилия от исполнителя и целого моря чакры. Интересно, кто же здесь такой одаренный?
Сасори заулыбался и задвинул за собой двери.
- Проходите, гости дорогие, - заулыбалась старушка.
Она подошла к очагу, пошептав на него что-то, развела огонь. Дейдара испустил радостный вопль и сел на колченогую табуретку, стоящую в одном из углов комнаты. Сасори остался стоять, ему не нравилось это место, на вражеской территории кукольник предпочитал оставаться на ногах.
- И ты садись-садись, мальчик, - пробормотала бабка. – Не буду я с тобой больше сражаться, бессмысленное это занятие. И не враг я вам вовсе.
Она обернулась к Дейдаре.
- Будешь чай, мальчик? – спросила она. - Еды не предлагаю.
- Буду, - грустно ответил подрывник. – Ммм… вы же обещали еду, когда мы шли сюда?
Рты на руках подрывника голодно заскрежетали зубами, а вид у Дейдары был как у маленького голодного ребенка. Он казался крошечным на своем табурете. Бабка обернулась со вздохом и посмотрела на Дейдару.
- Ну, как хочешь, - рот старухи растянулся в нехорошей улыбке. – Я дам тебе поесть, раз уж ты так просишь.
Дейдара радостно заулыбался, а Сасори все же сел на предложенный ему стул. Мир вокруг казался ирреальным, возможно, это было следствие использования иллюзии, хотя интуиция подсказывала кукольнику, что все намного сложнее и хуже…
Бабка тем временем налила себе и Дейдаре по чашке горячего травяного отвара и положила на стол рисовые лепешки и маринованные овощи. Подрывник с аппетитом набросился на еду.
- Тебе это не нужно, – спокойно сказала старая женщина, раскуривая трубку. – Поэтому… могу предложить что-нибудь еще.
Сасори поморщился и покачал головой. Ему хотелось только уйти отсюда, и чем быстрее, тем лучше. В безопасное и тихое место, где он сможет заняться собственным искусством. А здесь ему не нравилось.
Старуха, как ни в чем ни бывало, расспрашивала Дейдару о всяких глупостях, малозначимых и для нее, и для самого Дейдары. Внезапно трубка старухи погасла и женщина закашлялась.
- Ну вот, закончилась! – огорченно сказала она. – Этот старый обманщик оставил у меня собственную трубку и небольшой запас курева. Теперь он закончился… а где мне в такой глуши найти хороший табак? Еще святой называется…
Дейдара подавился, а Сасори мрачно, отрешенным взглядом посмотрел на старуху.
- Святой был здесь?
- Да, - сказала старуха, запихивая трубку за пазуху.
- Но он же пришел в эту Страну, чтобы выяснить, куда исчезают местные дети, ммм? – спросил Дейдара, допивая чай.
- Совершенно верно, - подтвердила старуха и налила подрывнику еще одну чашку.
Сасори почувствовал, что устает от этого бредового диалога. Старуха отвернулась, подрывник был отвлечен на еду и кукольник молниеносно сложил пальцы в печать и активировал дзютсу против иллюзий еще раз. Ничего не произошло.
- Глупый мальчик, - старуха заулыбалась и попробовала было потрепать кукольника по плечу. Вместо этого ее рука резко отлетела назад, послышался хруст выворачиваемых суставов.
Сасори не любил, когда к нему прикасались. Его тело было предметов искусства и даже демонстрировалось лишь избранным.
- Тогда почему он пришел к вам, сюда? – словно не заметив произошедшего, Дейдара продолжил разговор.
- Потому что именно сюда он должен был прийти, - заявила старуха. – Видишь ли, я ем детей.
Единственный глаз подрывника широко распахнулся, так же распахнулись в удивлении и рты на ладонях. Дейдара, кажется, был абсолютно шокирован. Сасори почувствовал, что происходящее начало не только утомлять его, но и сильно раздражать.
- Зачем? – спросил он.
- Ну, видишь ли, милый мальчик, - заговорила старуха задумчиво. – Так уж сложилось, что я их ем. Нет, я люблю есть и рисовые лепешки, и фрукты, и овощи, и орехи, и даже рыбу, но детей мне нравится есть больше всего. Особенно в последнее время, когда лес начал слабеть. Даже пряжа сейчас совсем не такая, как раньше!
Она махнула рукой в сторону дальнего угла, и кукольник посмотрел на мотки пряжи, висящие рядом с глиняной статуэткой лисицы.
- Раньше она сияла, словно солнце, а теперь просто висит бесполезными прядями, - пояснила бабка. – Все меняется, знаешь ли. Годы берут свое.
Сасори позволил себе тихо фыркнуть.
- Вы, наверное, спрашиваете себя, зачем я вас сюда привела? – спросила старуха. – Нет, есть я вас не буду! Из тебя, мальчик, - она указала на Дейдару. – Выйдет разве что кувшин, а у меня нет печи, чтобы обжечь глину. А из тебя, - костлявый палец повернулся к Сасори. – Я могу сделать отличные дрова, но у меня нет такого очага. Поэтому вы мне бесполезны во всем, кроме одного.
- Ммм? – спросил Дейдара, который к удивлению Сасори продолжил сноровисто доедать свою еду.
- Ну, вы можете найти мне хорошего табака или… - старуха сделала многозначительную паузу. – Поймать этого обманщика. Не в тех я уже годах, чтобы ловить старых хулиганов. Но вы – такие молодые да смелые вполне можете справиться с этим делом.
- Почему вы называете его обманщиком, ммм? – спросил Дейдара.
Сасори закрыл глаза. Ему хотелось перестать слушать. Абсолютно бессмысленная, расстраивающая его беседа. Нет, ему не хотелось плакать, просто от всего происходящего исходили какие-то неуютные волны. Словно бы грозовое облако зависло над их головами.
- Я знала, что люди позвали себе на помощь какого-то святого, но не думала, что у него хватит наглости прийти прямо сюда, - спокойно начала объяснять старуха. – Я как раз поймала особенно сладенького мальчишку. Он был пухлый, розовощекий и на удивление глупый. И вот уже стоило мне достать свой нож, чтобы наесться его вкусного мяса, как в дверь моего дома постучал этот святой.
Она посмотрела на двух шиноби, словно ожидая реакции, потом вздохнула и продолжила.
- Эх, ничего-то вы не знаете! Ну да ладно, расскажу вам кое-что. Этот дом не иллюзия, как ты думаешь, мальчик, - она посмотрела на Сасори. – Но он действительно не совсем существует, вернее, существует, но не совсем там, где вы привыкли находиться. Никакой магии! - она рассмеялась. – Простое устройство вселенной, вот что это. Попасть сюда без приглашения очень сложно, святому пришлось проделать длинный путь. И вот, он пришел ко мне и попросил поесть и попить. Естественно, пришлось накормить этого обманщика!
Напарники переглянулись, они совершенно не понимали логику это старой женщины.
- Потом он достал из своей сумки выпивку и предложил отметить наше знакомство. Слово за слово и вот он начал читать мне свои стихи. Презабавные, кстати. Мы пили чарку за чаркой и, в конце концов, он споил меня до беспамятства, взял мальчишку и сбежал. На следующее утро я проснулась в пустом доме и без своей добычи.
- И поэтому вы решили помочь нам? – иронично спросил Сасори.
- Нет, конечно, - отмахнулась женщина. – Просто если бы вы умерли еще там, многие истории не были бы закончены, а это неправильно. Так что сегодня вы можете переночевать здесь, а завтра утром я проведу вас к тропе, которой ушел святой. Поймать его прямо там вы не сможете, но он направился к границе с Ветром и именно там состоится встреча. Не раньше, но и не позже.
- А куда пойдете вы, ммм? – спросил Дейдара.
- У меня дела, мальчик, - ответила старуха, мягко улыбаясь. – Я вернусь утром и подниму вас.
Старуха поднялась из-за стола, убрала пустые чашки и тарелки в застекленный шкаф, где они тут же стали чистыми. Потом вытянула из другого шкафа два футона и положила их на пол.
- Огонь будет гореть всю ночь, так что не бойтесь. Вы не замерзнете.
Надев на себя черную мохнатую шаль, женщина вышла за дверь хижины. Дейдара на всякий случай выскочил наружу, но не увидел ничего, кроме шелестящего леса. Вокруг не было ни души.
Подрывник закрыл дверь и повернулся к кукольнику. Тот сидел за столом, положив руки на деревянную поверхность, и смотрел на огонь неподвижными желтоватыми глазами. В этом доме он смотрел на удивление правильно, в отличие от многих мест, где они побывали. Дейдара даже почувствовал что-то похожее на укол ревности или сожаления.
- Данна, ммм… - начал было он, но, повинуясь движению кукольника, его левая рука прикрыла рот ладонью.
- Не сейчас, - раздраженно сказал Сасори. – Ложись спать, ты почти не спал прошлой ночью. Завтра нам предстоит долгий путь, сейчас тебе лучше отдохнуть. Я не хочу идти до границы с Ветром с жалкой развалиной на буксире.
Дейдара тяжело вздохнул и пошел к расстеленным футонам. С кукольником лучше не спорить в такие моменты, можно получить сполна. Соорудив из двух футонов нечто вроде уютного гнезда, подрывник сжался внутри и крепко уснул.
Сасори, между тем, продолжал сидеть за столом. Его не мучили голод, усталость или затекшие мышцы, его мучили вопросы, ответы на которые он не хотел знать. Дело было не в трусости, кукольника сложно обвинить в ней – его с детства приучали сражаться до последнего и даже в случае проигрыша с максимальной вероятностью унести противника с собой в могилу. Сасори гордился своим искусством, ему доставляло удовольствие чувство власти над другими более слабыми и бессмысленными существами. Он не был жесток, но и не был милосерден к ним. Точно так же вела себя и эта старая женщина, хотя кем она была… это и был тот самый вопрос. Сасори закрыл глаза. Он чувствовал усталость и опустошение намного сильнее, чем обычно. Они должны были найти и убить этого старика еще несколько дней назад, но тот с ловкостью уходил от них и, кажется, мог делать это до бесконечности. Уже несколько раз они должны были нагнать его по дороге, но каждый раз он оказывался на шаг впереди. И кукольник не могу понять, почему? Это был еще один вопрос.
Дальше думать было бесполезно. Сасори понял, что потратит много времени на абстрактные размышления и не придет ни к какому конкретному выводу. Интуиция нашептывала что-то о горных духах, но кукольник отмахивался от нее. Это определенно были крайне неприятные мысли, в чем-то похожие на выяснение причин того, почему Дейдара еще жив и более-менее цел.

Сасори оглянулся на свернувшегося среди одеял напарника и тяжело вздохнул. Необходимость тратить время на сон всегда раздражала кукольника, но со временем он начал испытывать некоторое удовольствие от спокойного ожидания или многочасовой работы над марионетками. Останавливаясь в публичных домах или гостиницах, они брали разные комнаты, если позволяли финансы или количество мест. Чаще всего кукольник садился у окна и при свете луны работал над очередным оружием. Иногда он делал и новые марионетки, выуживая полутрупы из свитков и препарируя их по живому. Несмотря на то, что изначально Сасори использовал уже убитых противников, со временем он понял, что чем ближе к живому состоянию будущая марионетка в процессе трансформации, тем лучше она действует потом. Именно после этого открытия Сасори изобрел свой яд, убивающий противника за три дня. Сильный противник мог вырваться из свитка, используя собственные техники, но не в парализованном виде. Орочимару был восхищен этой идеей и помогал составить яд, правда, его интересовали совсем другие цели. И напарников это устраивало – работать сообща над одним и тем же, но с совершенно разным окончательным результатом, было прекрасным ощущением. Они создавали настоящее искусство, совершенное и уникальное. Из простой материи, из обычного человека они могли сделать вечное, прекрасное и удивительное оружие, сила которого росла в процессе трансформации. Так же как и Сасори, Орочимару мечтал сделать совершенным свое тело, и так же как Сасори он был не понят окружающими. Глупые, бесполезные люди. Вот и Дейдара был таким же – шумным, бесполезным в своем стремлении к разрушениям и растущим, изменяющимся даже под печатью телом. Сасори казалось странным, что, будучи почти таким же, как он сам, его новый напарник мог есть, спать и изменяться. В этом была сама его суть. Видимо, ни одно дзютсу не могло изменить этого мальчика.
И сейчас он спал, слабо шевелясь в теплом коконе из одеял. Огонь в очаге, как и обещала старуха, горел ровным пламенем, несмотря на то, что дрова там почти закончились. Сасори понимал, почему хозяйка зачаровала свой очаг – в доме с приходом темноты стало очень сыро, Сасори видел, как на кончиках его деревянных пальцев выступают капельки влаги. Человеку ночевка в таком помещении грозила воспалением легких, а кукольнику потерей подвижности деталей. Сасори ненавидел воду, даже огонь, пожиравший его марионеток, он ненавидел намного меньше. Огонь был податлив, и укротим, он не мог жить без пищи, тогда как вода появлялась, откуда угодно и разносила все на части. Сасори помнил, как еще в глубоком детстве, зимой в деревне начались дожди. В пустыне дождь – это большая радость и первые два дня жители были счастливы, особенно дети. Сасори тогда наблюдал за играющими сверстниками из кона своей комнаты, сам он свалился с температурой через несколько часов прогулки под дождем. Да и не так ему были интересные детские игры. Ему не нравилось, что дети отбирают у него марионеток и ломают или одевают в глупые платья, а взрослые норовят пожурить за то, что «уже такой взрослый мальчик, а играет в куклы». Даже сейчас кукольнику казалось странным такое сочетание жестокой профессии наемника с обывательским мировоззрением в головах многих шиноби. Это их и губило, в конечном счете, неспособность отделить необходимость убивать от необходимости жить. Шиноби не могли быть нормальными обывателями, но очень хотели ими казаться. Сасори с особенным наслаждением убивал тех противников, которые смели просить пощады для них или их детей. Мольбы были бесполезной тратой времени для обоих участников сражения, ведь тот, кто идет на войну обязательно умирает. Рано или поздно. Если не понимает, что войны бесполезны и есть другие выходы для обеспечения нормального существования. Так появляются шиноби-предатели, выполняющие заказы для всех и не боящиеся никого. Одним из таких предателей стал Сасори, когда понял, что в собственной деревне его ожидает жалкая участь стать марионеткой в неопытных руках местных властей.
- Данна, ммм? – его напарник проснулся, приоткрыл глаз и посмотрел на кукольника.
Сасори опять о чем-то думал, это было видно по его выражению лица и угрюмой позе. Опять думал о чем-то мрачном, но подрывник не знал о чем. Первое время ему было любопытно расспрашивать Сасори о его искусстве и о том, как он жил раньше или как планирует жить в будущем, но кукольник не горел желанием обсуждать свою жизнь с другими людьми. Он часами отсиживался в Хируко, ведя себя так, словно Дейдары никогда не существовала, и нет у него никакого напарника. Так и прошел первый месяц их совместной жизни.
- Спи, мальчик! – Сасори поднял лицо и посмотрел на выскользнувшего из одеял подрывника. – Завтра не будет никаких послаблений. Хоть ты проспишь всю ночь, хоть вообще не будешь спать, но мы будем идти очень быстро. Без отдыха и перерывов.
- Даже на еду? – спросил Дейдара, глаза у него снова закрывались.
- Поесть можно и на ходу! – сердито ответил кукольник, и рыжие пряди у него на макушке колыхнулись.
Дейдара смотрел на напарника полузакрытыми глазами, и на миг ему почудилось, что блики на рыжих волосах Сасори похожи на язычки пламени. Дейдара зевнул во все три рта и подумал, что его напарник, наверное, будет замечательно гореть. Это было бы восхитительное зрелище – загорающийся ярким пламенем Сасори, кричащий в ужасе или в экстазе, а потом взрывающийся на множество кусочков. А сейчас кукольник назвал его «мальчиком», значит, думал вовсе не о нем. Сасори мог считать, что ему достался глупый, взбалмошный и непредсказуемый напарник, но за время их совместной работы Дейдара сумел хорошо изучить старшего товарища. Он знал, когда следует убегать, а когда можно беззаботно смеяться, он чувствовал те грани, через которые нельзя было переходить, но все равно делал это, потому что следовать планам всегда было очень скучно. Его искусство было ярким и похожим на взрыв, такой же яркой была ярость Сасори, когда Дейдара взрывал его марионеток или слишком рано выскакивал из засады. Сасори говорил о себе как о марионетке с человеческим сердцем и был совершенно прав. Его эмоции не были деревянными, они были похожи на огонь, который это дерево пожирает.
Вот и сейчас он сидит на стуле, замкнутый и молчаливый, но внутри бушует пламя – это оно отражается в неподвижных глазах искусственного тела, а вовсе не блики от очага.
- Данна, - совсем сонно позвал Дейдара напарника.
- Что? – тот хотел придать голосу грубость, но получилось на удивление мягко, даже уютно.
Кажется, они начали находить баланс.
- Ничего, - отозвался подрывник, зарываясь в одеяло.
Кукольник, кажется, рассердился, но потом тяжко вздохнул и снова погрузился в размышления. Прошло несколько минут, дыхание Дейдары успокоилось, мальчик явно заснул. Сасори почувствовал, что в помещении становится все более и более сыро, а огонь в очаге постепенно уменьшается. Кукольник бесшумно поднялся из-за стола, взял из угла несколько коряг и, присев на корточки перед огнем, начал аккуратно подкармливать огонь. Главное не переборщить, иначе пламя станет слишком сильным. Дождавшись, пока огонь в очаге вернется к былым размерам, Сасори отодвинулся назад. Ему не хотелось, чтобы случайная искра опалила одежду или лицо.
Он сел рядом с Дейдарой и начал спокойно, без всяких мыслей, смотреть на огонь. Пустое время, абсолютное пустое и не наполненное ничем. Но сейчас такая пустота казалась правильной и, когда кукольник пытался задуматься о перспективах улучшения образцов из своих коллекций, мысли моментально вылетали у него из головы. Внезапно, Дейдара пошевелился и подполз, не просыпаясь, к нагревшемуся от огня напарнику и, облокотившись на деревянный бок, как на подушку, уснул. Пальцы одной руки подрывника касались плаща Сасори и кукольник слышал, как рты во сне тихо облизываются. Наверное, мальчику снилось что-то хорошее.
Так прошла ночь.

Продолжение в комментах.

@темы: Naruto, Дейдара, Какудзу, Сасори, Хидан, Фанфики

URL
Комментарии
2008-10-06 в 20:10 

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Утром, едва только на востоке небо подернулось светлой пеленой, в дом зашла старуха. Она сняла с плеч черную шаль, бесшумно прошла через всю комнату и повесила мокрую от росы вещь на проволоку, висящую над огнем.
- Он выспался? – спросила она у неподвижно замершего Сасори, с прикорнувшим почти на коленях подрывником.
Тот еле заметно пожал плечами, его не волновали такие вопросы. Старуха, кажется, поняла его реакцию и, нагнувшись, потрясла подрывника за плечо. Тот осоловело захлопал единственным глазом, зевнул во все три рта и, испуганно дернулся, когда понял, что нагретая жесткая подушка к которой он так уютно прислонился, была на самом деле боком напарника. Сасори безэмоционально посмотрел на Дейдару, понял, что тот полон энергии и жизнелюбия, и встал с пола. Дейдара тоже поднялся, встряхнул футон, поднял кучу сажи, чем не на шутку рассердил хозяйку дома.
- Что за неумеха! – она аккуратно свернула одеяла и вынесла их на порог, где попыталась вытряхнуть сажу. Но хлопья пепла крепко въелись в вещи и не желали сдаваться без боя.
Старуха вздохнула, свалила футоны в кучу и порога и зашла в дом, где пепел ровным слоем покрывал все, включая очень сердитого Сасори.
- И ты не сиди, поставь воду для чая! – заявила она, ткнув пальцем в кукольника.
Дейдара, предугадывая реакцию напарника, вжался в пол и с ужасом ожидал начала битвы. Но кукольник равнодушно пожал плечами, взял кувшин, перевязанный кожаными ремнями, и вышел. Кажется, он был настолько рассержен, что не испытывал желания пререкаться со столько нагло ведущей себя женщиной. И еще, Дейдаре на миг показалось, что кукольник ее иррационально боится, будто она - призрак из прошлого.
- А ты не забивай голову пустяками! – женщина треснула его хворостиной по спине. – Пока твой напарник ушел, я хочу поговорить.
- О чем? – Дейдара с интересом посмотрел на старуху. Интересно, о чем он хотела поговорить с ним наедине?
Та, между тем, закинула дрова в очаг и начала метелкой убирать сажу с пола. Быстро закончив, женщина в полном молчании, начала тряпкой стирать сажу со стола и полок. И только закончив, она села напротив Дейдары и посмотрела ему в глаза.
- Вы пришли сюда не просто так, - сказала она.
- Ммм? – Дейдара не понимал о чем идет речь, старуха снова начала говорить загадками.
- Это неважно, милый, думаешь ли ты, что случайно забрел в эти горы или считаешь съеденные здесь овощи величайшим подарком судьбы. Важно, что ты здесь и, кроме той услуги, в обмен на которую я пустила вас переночевать, мне нужно попросить тебя еще кое о чем.
Старуха снова замолчала, вглядываясь в вены на собственных руках.
- О чем? – низкий голос Дейдары провал тишину, слово поток воды – плотину.
- С тобой сюда пришла одна вещь, которой очень нужно измениться. Стать живой, если точнее.
Глаз подрывника распахнулся, ему на секунду показалось, что старуха заглянула ему прямо в душу и поняла, о чем он мечтает и чем живет.
- Видишь ли, современные люди, стараются не верить в нас и не понимают нас, - старуха заулыбалась. – И даже если сталкиваются с прямыми доказательствами, все равно находят им другое объяснение. Как твой напарник. Ему легче доказать, что людей ест тигр, который сроду не водился в горах, чем поверить в мое существование.
Она щелкнула пальцами, и из поясной сумки Дейдары вылетел небольшой свиток. Подрывник, как завороженный, смотрел на старуху раскатывающую плакат с тигром, взятый им в гостинице.
- Мальчик, ты знаешь, как рождаются вещи? – спросила она. – Они придумываются и стучатся в реальность, как уехавшие давным-давно старые друзья. И, когда ты открываешь двери в реальность, они заходят сюда без страха, потому что знают - здесь их место. Но если дверь не открыть, реальность начинает колебаться и трещать по швам. Так не должно быть, поэтому нужны изменения. Это, может быть, не всегда изменения к лучшему, но они всегда великолепны. Люди поверили в существование тигра настолько ярко, что ему необходимо здесь появиться. И он будет есть детей, конечно же. Но ведь это был их выбор, не так ли?
Она встала со стула, вышла из дома и спустилась по ступенькам на мягкую траву. Дейдара поспешил за ней. Женщина резким движением, словно во время призыва, развернула плакат, а потом встряхнула его. И тигр легким прыжком опустился на землю в нескольких метрах от них. Он низко зарычал, махнул хвостом и скрылся в чаще.
- Вот и все, - сказала старуха, скатала плакат обратно и передала его Дейдаре.
Но тот стоял, завороженный чудом. Таким простым и в тоже время таким восхитительным. Этот тигр будет есть и убивать, он будет изменять существование людей до тех пор, пока не умрет. И это было правильным.
Старуха улыбнулась и, расстегнув молнию на одной из поясных сумок подрывника, аккуратно положила свиток внутрь. Непонятно как, но он смог там поместится. Оглянувшись на завороженного чудом мальчика в последний раз, она засеменила к дому.

Сасори пришел через несколько минут с кувшином, заполненным питьевой водой. Он с неудовольствием смотрел на сидящего посреди поляны подрывника, лепившего очередную статуэтку.
- Я принес воду, - лаконично сообщил он мальчику и тот, оторвавшись от своего занятия, начал жадно пить прямо из горлышка.
- Как здорово, что вы пришли, Данна! – подрывник снова сел на траву, сложив ладони лодочкой. Его рты жадно пили. – Я вас совсем заждался, ммм…
- Не имею привычки заставлять людей ждать, я отлучался минут на десять от силы, - отрезал Сасори. Он не знал, как спросить о самом главном.
- Но я вас ждал пару часов, ммм… - пробормотал Дейдара, умываясь остатками воды. - Я вас звал и даже пытался найти, но все тропинки приводили меня к этой поляне.
- Где старуха? – наконец спросил Сасори, чувствуя, что теряет терпение.
- Не знаю, ммм… - напарник покачал головой и посмотрел на солнце. – Она и ее дом, исчезли сразу после того, как мы выпустили тигра, ммм… потом я оказался здесь.
- Выпустили тигра? – кукольник раздраженно смотрел на мальчика. Тот нес какую-то совершенно невменяемую муть, но выглядел таким искренним, что Сасори почувствовал очередной укол страха.
Дейдара захохотал и начал восторженно, в лицах рассказывать о том, что они с хозяйкой избушки-гриба вышли на улицу с плакатом тигра, и он ожил. А потом старуха исчезла. Кукольник тяжело вздохнул. Его напарник был великолепным шиноби, профессионалом в своей области, но когда дело доходило до необходимости разумно мыслить и проанализировать произошедшее, его умственные способности ничем не отличались от мозгов деревенского мальчика, едва умеющего читать. Хотя, читать до последнего времени Дейдара не умел вообще – это кукольник выяснил совершенно случайно, когда в одной книжной лавке, куда они зашли в поисках одного медицинского трактата, подрывник с серьезным видом начал изображать, что читает зашифрованный текст по военной тактике. Подписывался Дейдара какой-то странной закорючкой, рядом с которой даже безграмотная кана Лидера смотрелась верхом искусства каллиграфии.
Сам кукольник научился читать и писать в пять лет, когда понял, что в книгах пишут многое из того, о чем взрослые не желают с ним разговаривать. В библиотеке его бабушки было множество старинных трактатов о свойствах растений, основах кукольного мастерства и интересных конструкциях боевых марионеток. Особенно его заинтересовали десять легендарных боевых марионеток, использовавшихся теперь в сверхсекретной технике. Вспомнив об этом, Сасори усмехнулся. Чтобы сказала его бабушка, увидев, насколько ее внук продвинулся в искусстве сражений с марионетками. Сасори не только научился составлять уникальные рецепты ядов, продумал новый способ создания марионеток, но и смог продвинутся далеко за пределы обычных возможностей кукольников.
Рядом треснула ветка – это Дейдара, увидевший, что напарник погрузился в тяжелые думы, решил попробовать выяснить ситуацию самостоятельно. Теперь он стоял на небольшой тропке и оживленно махал напарнику руками, с высунувшимися от восторга языками. Сасори поднял кувшин с земли, закинул за плечо, и последовал за подрывником. Следовало поторопиться.
- Что еще? – раздраженно спросил он у мальчика, но тот сам указал на след огромной кошачьей лапы посреди тропки.
- Видите, ммм? – Дейдара, щелкая камерой, опустился на корточки рядом со следом. – Теперь вы мне верите?

Кукольник вздохнул. Его догадки подтвердились, но, несмотря на это, все произошедшее вчера казалось слишком реальным и неприятным. Он никогда еще не сталкивался с подобными иллюзиями. А то, что все произошедшее вчера было иллюзией, стало понятно, после того, как дом старухи исчез, а гиганты-деревья превратились в обычный лес.
- Верю, конечно, - Сасори холодно улыбнулся. – Тебя снова обманули с помощью того же оружия. Этот след подтверждает, что местные власти были правы, - продолжил кукольник. – Детей действительно убивает тигр-людоед, а старуха, с которой мы вчера встретились, была сильнейшим мастером гендзютсу. По какой-то причине она не захотела выдавать нас местным шиноби, но это не меняет самого факта. Тебя обманули, точно так же, как и тогда.
Договорив, кукольник равнодушно посмотрел на своего напарника. Дейдара побледнел, ярко голубой глаз распахнулся в растерянности.
- Надо поторапливаться, - резко сказал Сасори и зашагал по открывшейся тропинке вперед. Сейчас ему почему-то было все равно куда идти.
Дейдара нагнал его через несколько минут, он был все так же бледен и неразговорчив. Кукольнику вспомнилось, что как-то раз он уже задевал своего напарника подобным образом и тогда Дейдаре потребовались сутки, чтобы прийти в себя. Сейчас это было бы к лучшему – притихший подрывник быстро шел за Сасори, не отвлекаясь и не задавая вопросов. Когда они вышли к горному склону, открывшему вид на лесной массив внизу, Дейдара так же молча и спокойно создал огромную птицу, и, дождавшись, пока напарник усядется на ее спину, резко поднялся в воздух. Они стремительно набирали высоту, скрываясь от любопытных глаз.
Становилось все холоднее, кукольник наблюдал за тем, как Дейдара нервно пытается сгибать и разгибать свои заледеневшие пальцы. Мальчик пожал под себя ноги в открытых сандалиях и поплотнее закутался в косодэ.

URL
2008-10-06 в 20:11 

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
- Спускаемся, - спокойно сказал Сасори.
- Данна? – все еще погруженный в печальные мысли подрывник тоскливо посмотрел на напарника.
- Мы пролетели достаточно, теперь можно спуститься вниз и оглядеться. На это дороге расположено несколько таверн, мы почти подлетели к одной из них. Вероятно, что хозяин видел это старикана.
Дейдара, казалось, задумался, а потом улыбнулся и зевнул всеми ртами.
- Теплая еда! – выкрикнул он, и птица стрелой понеслась к земле.
Сасори едва успел отклониться от огромной ветки, когда они влетели в лес, раздирая огромные крылья птицы. Опустившись за землю, он поправил растрепавшиеся от ветра волосы и с неприязнью посмотрел на напарника. Конечно, он не мог умереть, упав на землю с такой высоты, но перспектива ремонта или путешествия в теле одной из своих марионеток не радовала кукольника. Впрочем, они покинули города, и теперь самое время использовать Хируко. Кукольник ловко вытянул из рукава свиток, скинул с плеча пустой кувшин и, дождавшись пока марионетка с тихим хлопком опустится на землю, забрался в нее. Внутри было темно и неожиданно тускло. Без ставших привычными за несколько дней ярких красок и звуков, Сасори почувствовал себя неуютно.
Подрывник между тем, уменьшил свою птицу и скатал в обыкновенный ком глины. Вот и все его искусство. Многочасовые труды Сасори над лучшими экземплярами из своих коллекций, постоянные улучшения оружия и свойств человеческих марионеток разбивались о простой кусок глины. Дейдара был настоящим артистом, он говорил об этом каждому, кто попадался на его пути. Но почему их с напарником искусства так отличались друг от друга?
Вот и сейчас они пошли дальше по сухой гладкой дороге со следами колес. Поскрипывающий Хируко неуклюже перешагивал, повинуясь мысли своего хозяина, а Дейдара шел пешком. Мальчик снова улыбался и лепил каких-то нелепых зверей. Кажется, что он забыл об их недавнем разговоре – это заставило кукольника успокоиться. Неожиданно. Неужели он стал волноваться о душевном состоянии своего нелепого напарника? Тот был всего лишь глупым, пусть и талантливым мальчишкой.
Они вышли из тени деревьев, впереди была долина с небольшим поселением. Именно там и находился перевалочный пункт для путешественников, где можно было выпить, поесть и даже снять женщину. Возможно, что Дейдаре это поможет снять напряжение.
Сасори ухмыльнулся про себя и, повернувшись в Хируко, посмотрел через небольшую щель в боку на своего напарника. Тот вынул на ходу из поясной сумки какой-то свиток и смотрел на него с совершенно счастливым видом. Свиток показался Сасори смутно знакомым, но он точно нигде не мог видеть его раньше, потому что обычно Дейдара не имел привычки хранить ткань столь оригинальным образом.
- Что это? – хриплым угрожающим голосом спросил Сасори.
- Ничего особенного, ммм… - подрывник обернулся к напарнику, сияя улыбкой, и спешно спрятал свиток обратно в сумку. Непонятно, как столь объемный предмет сумел туда пролезть. – Просто подарок. Хотите, расскажу вам, как его получил, ммм?
Но кукольник уже отвернулся, его больше занимала дорога и замаячившие впереди местные жители. Как всегда они реагировали на появление Хируко неоднозначно. Огромный мрачный горбун выглядел на их взгляд странно и страшно. Сасори привык к перешептываниям за своей спиной, но расставаться с надежным щитом не желал. С появлением Дейдары эти перешептывания только усилились – хрупкого вида мальчик, следующий за настоящим монстром, вызывал еще больше пересудов, чем просто монстр. Дейдара однажды рассказал ему, что к нему периодически пристают с расспросами касательно их с Сасори отношений. Многие считали, что взрослый шиноби использует хорошенького мальчика как жену и мишень для выплесков ярости. Вот и сейчас проходившие мимо женщины охали и показывали на одноглазого ребенка пальцами. Это раздражало.
- Я, кажется, вижу таверну… ммм… - сообщил Дейдара, указывая на грязное приземистое здание, с заднего двора которого шел пахучий дым. – Из чего они там готовят, из помоев, ммм?
Подрывник поморщился, но все же пошел по направлению к зданию. Внутри было темно и ужасно пахло смесью гнили и плесени, но стены из сырца сохраняли прохладу. Видимо, не только напарники жаждали спастись от палящего солнца, потому что таверна была забита всяческим сбродом, включая профессиональных нищих, с опаской поглядывающих на Хируко.
- Нам придется подождать до вечера, - недовольно сказал Сасори, рассматривая с помощью стеклянных глаз забитую таверну.
- Привет, мальчики, - пробасил сзади знакомый голос.
Дейдара вздрогнул и обернулся, когда ему на плечо легла тяжелая, покрытая шрамами рука. Сасори же лишь поморщился. Прикасаться к кукольнику старый шиноби не решался, но и уважения к его искусству не испытывал.
- Какудзу, - прохрипел Сасори через марионетку.
- Именно, - шиноби кивнул в знак согласия и, прихватив Дейдару, пошел к лестнице ведущей наверх. – Пошли. Ты же сам говоришь, что не любишь заставлять людей ждать, Сасори. Время – деньги, знаешь ли.
Хируко, несмотря на громоздкий вид, превосходно передвигался по любому типу поверхностей, правда, немногим из обывателей нравилось зрелище ползущего, словно ящерица, человека. К счастью, здешние посетители были пьяны еще с раннего утра, а хозяина заведения нельзя было удивить такой мелочью. Сасори кинул на стойку несколько медных монет и поднялся вслед за Какудзу и своим напарником. Они, вместе с пьяным до беспамятства Хиданом ждали его в отдельной комнате. Эти напарники всегда снимали одну комнату на двоих, и дело было не в особом характере их отношений, а в невероятной экономности Какудзу. Огромный, покрытый швами и шрамами шиноби совершенно не походил на древнего старца, каким, по сути, и являлся. Его удивительная склонность к наживе вызывала у Сасори искреннее, хотя и слегка недоуменное уважение. Кукольник не видел смысла в пустом накоплении денег, предпочитая тратить все средства на полезные ингредиенты и детали. Как и Какудзу, он не нуждался во сне или еде, поэтому мог пополнять свои запасы по несколько раз в месяц.
А тот тратил деньги, кажется, только на содержание Хидана. Более странную пару сложно было себе представить – бесконечно ругающиеся, с абсолютно разными ценностями и характерами эти напарники умудрялись работать друг с другом уже несколько лет, и, кажется, были счастливы. Особенно счастлив был Какудзу, известный жестокими убийствами, совершенными в приступе гнева. Кажется, теперь он мог безнаказанно калечить и даже убивать напарника каждый раз, когда тот доведет его до ручки, а потом зашивать его раны и позволять гулять на заработанные деньги в дешевых тавернах. Хидана тоже все, кажется, устраивало. По крайней мере, он не жаловался, особенно сейчас.
- Что с ним, ммм? – Дейдара уселся на подушку, вынутую из-под бессмертного шиноби, и начал жадно пить из полупустой бутылки сакэ. Несколько полных бутылочек выстроились в ряд на деревянном столе.
- Нажрался, что еще, - раздраженно ответил Какудзу.
Он с неудовольствием смотрел воспаленными глазами на оживленно уминающего холодную лапшу подрывника. Где-то между перегородок жужжала муха.
- Я заплачу, - равнодушно сообщил Сасори.
- Естественно, - ответил Какудзу не менее равнодушно, все так же глядя на Дейдару.
- Какая гадость, ммм! – сыто рыгнув, сообщил Дейдара, а потом привалился к пьяному Хидану и, кажется, задремал.
- Не ожидал, что ты так быстро поймешь, мальчик, - неожиданно заговорил Какудзу, переведя взгляд на кукольника, сидящего в Хируко. – Жить вечно в одиночестве безумно скучно, только такие как они и могут прогнать вечность, тянущую к нам свои лапы.
- С чего ты решил, что я так считаю? – резко спросил кукольник. Он не любил рассуждения о вечности из чужих уст еще меньше, чем обращение к себе как к ребенку. Последнее было допустимо для Какудзу, он действительно годился ему в деды, но вечность…
Какудзу в ответ раздраженно махнул рукой.
- У нас нет времени, чтобы выяснять, кто упрямее, - сказал он. – Но если бы этот мальчик не был нужен тебе, он давно бы погиб. И ты сам знаешь это. В любом случае…
- В любом случае, - подхватил кукольник мрачно. – Позволю себе поинтересоваться, что вы делаете в такой дыре?
- Вернулись с небольшой охоты на северной границе, - отозвался Какудзу. – А куда мы идем тебе известно, наверное, больше чем мне. Твое сочинение про змей настолько поразило властей в Траве, что они требуют от нас продолжения твоей сказки. Особенно их интересуют кровавые подробности сражений с Огнем, но в этом у нас Хидан специалист.
- Сражения? – кукольник по-настоящему удивился. – Уже были сражения?
- Пока нет, но скоро будут, - равнодушно сказала Какудзу, глядя на дремлющих Дейдару и Хидана. – Ну просто ангелы, да?
Сасори хмыкнул.
- Почему будут? – спросил он, предчувствуя ответ.
- Потому что одному излишне замороченному кукольнику пора подаваться в прорицатели. Не знаешь такого, а? – Какудзу, кажется, был недоволен. – Твои сказочки, мальчик, настолько понравились местным властям, что они решили поделиться ими со своими соседями.
- С какими именно?
- Угадай с трех раз, - под маской не было видно, но Какудзу явно осклабился.
- Земля.

URL
2008-10-06 в 20:11 

Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
- Точно прорицатель! – раздраженно хмыкнул старый шиноби. Он дернул за нитку на шее, и на пол упало несколько капель крови. – Наши трусливые аптекари упали в ноги к соседям из Земли и начали умолять тех помочь им спастись от гнусных врагов. И те, естественно, согласились. Трава с Землей давно находится в тесных деловых отношениях, половина борделей всего континента курит гадость, выращенную на священных лугах Кая-но-химэ и трахает искусственных проституток, сделанных из местной глины. И это лишь самая невинная из их совместных статей дохода.
- Я все это знаю, - Сасори раздраженно отмахнулся. Ему не хотелось терять время.
- Ага, - пробасил Какудзу. – Земля в последние годы усиленно дружит с твоими земляками и в этом году вышла на принципиально новый уровень сотрудничества. Губернаторы пограничных земель решили сыграть свадьбу своих детишек на радость своему начальству и местным жителям. Приготовления уже в самом разгаре, церемония через три дня. Сейчас все самые интересные личности стекаются по направлению к границе с Ветром, думаю, что и ваш «клиент» направился туда же.
- Что ты знаешь о нашем клиенте? – вспылил Сасори. Его привела в ярость одна только мысль о том, что старый шиноби каким-то образом узнал нелицеприятные подробности их с Дейдарой позорной миссии. Это секретное задание, но у старика такое количество информаторов, что было бы неудивительно, если бы он о ней прознал.
- Только то, что вы охотитесь за ним уже давно, - спокойно ответил Какудзу. – И раз вы здесь, то и он тоже здесь. Я не собираюсь вам помогать или мешать, мальчики. Мне за это денег не платят. А о ком позаботиться я итак себе найду.
Какудзу кивнул на спящего с открытым ртом Хидана. Сасори с отвращением заметил, что в глазах у старого шиноби промелькнуло нечто вроде нежной любви к любимому внуку. Подобные взгляды он часто ловил у своей бабушки, и они ему не нравились. Любовь душила кукольника.
- И вы собираетесь принять участие в войне против Конохи? – подытожил Сасори.
Какудзу кивнул и пнул со всей силы Хидана. Тот заорал, выругался и попытался взмахнуть лежавшей под столом косой. Стол перевернулся, остатки лапши и овощей украсили курточку Дейдары, после чего тот заорал еще громче, чем Хидан. Прошла пара секунд, и два блондина уже приготовились убить друга, когда Дейдара резко отлетел в другой угол комнаты и ударился спиной о перегородку. Лапша упала на пол, подрывник хрипло заругался. Хидана, с пеной у рта оравшего что-то про своего бога, остановил Какудзу, сильно встряхнув.
- Ну, не уроды ли? – держа Хидана на весу, спросил он у Сасори.
Тот лишь хмыкнул. Ему не было дела до отношений между другими членами организации, но Какудзу с Хиданом казались ему… забавными. Его собственный напарник, тоже был весьма мил, но за прошедшие несколько месяцев утратил в глазах кукольника всякую привлекательность. Несомненно, лучшим вариантом был Орочимару.
- Как…ккого хуя? – спросил, наконец, Хидан. Бессмертный уже успокоился и неуклюже пытался вырваться из рук напарника.
- Мы опаздываем! – заорал на него Какудзу. – Из-за того, что ты нажрался как свинья, мы можем опоздать. И если это случится, я тебе голову оторву!
Хидан скептически посмотрел на напарника и, подхватив косу, демонстративно провел ей у горла, а потом выскочил из комнаты и затопал по направлению к лестнице. Какудзу поспешил вслед за напарником.
Внимание кукольника привлек его собственный напарник, поднимающийся с пола. Мальчик совершенно не умел пить, зато обожал это делать.
- А выпивки больше не осталось? – спросил Дейдара, заглядывая с помощью камеры в пустую бутылку.
Тут кукольник едва удержался, чтобы не захохотать. Какудзу был в своем репертуаре, уйдя не заплатив.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная