Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Стенография идиота

16:06 

Мифопоэтика Толкиена: "Хаос правит всем"

Samishige
Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Для меня именно теологический вопрос и христианская мораль являются основными причинами, по которым я не люблю произведения Толкиена. Безумно уважая этого автора как профессионала в области филологии и лингвистики, осознавая его влияние на развитие жанра фэнтези и роли мифопоэтики в литературе двадцатого века, я осознаю, что внутренне являюсь частью другой культурной среды. Христианская философия и ключевая для нее проблема противостояния Добра и Зла для меня не является существенной. В то время как Толкиен, будучи набожным католиком и близким другом К.С.Льюиса, – человека, который своими сказками портил мне детство, как и любой другой автор, не мог выдрать часть своей души в угоду «пустякам», каковыми он называл свое литературное творчество. Для христианина проблема Добра и Зла является центральной, затрагивая все аспекты его жизни. Монотеистическая философия предполагает четкий набор нравственных категорий, в которые должен вписаться человек, который ищет близости с Богом. Таким образом, архаический миф с его темой вечного кругооборота, космогонией и магией является для христианина принципиально чуждым.

«Должен сказать, что всё это "мифическое", а не какая-то новая религия или видение. Насколько я знаю, это просто фантазия для выражения, единственным доступным мне способом, некоторых моих (смутных) представлений о мире» пишет Толкиен в своих письмах. Мы видим здесь понимание автором того, что, не будучи профессиональным философом или теологом, но являясь при этом истинно верующим человеком, он в рамках придуманного мира расставляет фигуры в привычном ему порядке, лишь слегка меняя их в угоду личному пониманию религиозной концепции. Однако, он отказывается от роли проповедника, что говорит нам о том, что сам Толкиен не до конца осознавал какую роль могут сыграть его мифопоэтические «пустяки»: «Теологически (если это слово не слишком грандиозно) картина представляется мне менее противоречащей тому, во что некоторые (я в том числе) верят как в истину. Тем не менее: я намеренно написал сказание, которое построено на определенных "религиозных" идеях, но вовсе неаллегория их (или чего бы то ни было другого) и которое не упоминает их явно, ещё менее -- проповедует их.».

Несомненно, что для рядового читателя «Властелин колец» остается приятной сказкой, эталоном в жанре фэнтези. И в действительности это произведение является не более чем сказкой, плодом праздных размышлений оксфордского профессора и ветерана Первой мировой войны. Произведения Толкиена (разве что Сильмариллион) несомненно не были попыткой религиозной фанатика привить детям христианские идеи, как это пытался сделать Льюис в своей «Нарнии», именно благодаря своей сказочной основе они стали настолько востребованными публикой. Путь избавления от страданий в уходе от реальности в мифопоэтический лучший мир, предложенный Толкиеном, настолько уникален в рамках литературы «потерянного поколения», что многие забывают о том, что именно привело писателя в Средиземье: «Для того, чтобы полностью прочувствовать тяжесть военной тьмы, нужно побывать под ней лично, но спустя годы все чаще забывается, что быть схваченным войной в юношеском возрасте в 1914-м ничуть не менее ужасно, чем в 1939-м и последующих годах. В 1918-м почти все мои близкие друзья были мертвы» пишет он в предисловии ко второму изданию «Властелина колец", отвечая на предположения о влиянии событий Второй мировой на сюжет романа. Пережив войну, разрушившую жизни множества молодых людей, Толкиен не стремится к саморазрушению, как многие свои сверстники. Наоборот - он ведет социально адаптированную жизнь, у него прекрасная семья, отличные друзья и замечательные дети. Потрясающий контраст между его судьбой и судьбами многих ветеранов «Первой мировой» настолько велик, что многие забывают о его принадлежности к «потерянному поколению». Столь же велика пропасть, разделяющая «Властелин колец» и, скажем, «Конец парада» или "Смерть героя", написанные англичанами. Единственным мостом, объединяющим Толкиена с «потерянным поколением» в литературным плане – это тема войны, которая никогда не заканчивается. Битвы раздирают Средиземье с начала времен, и лучшие воины умирают в сражениях. Даже в литературной сказке, какой без всяких сомнений, является "Хоббит" в финале истории умирают трое близких друзей и соратников главного героя. Но, увы, именно это батальные сцены и военная составляющая «Властелина колец» и других произведений, оказали наименьшее влияние на последующее развитие жанра фэнтези, в то время как христианская философская концепция о противостоянии Добра и Зла была подхвачена абсолютным большинством авторов и постепенно выродилась почти до уровня анекдота. В современной литературе, в том числе массовой, уже сложно найти образ абсолютного Зла, и это значительно усложняет понимание читателем тех христианских философских идей, которые с огромным тщанием развивал Толкиен в своих произведениях.

Например, еще в детстве, когда я читала Сильмариллион, то для меня Мелькор играл джаз, а Эру представлялся скорее косным блюстителем собственной власти, чем Единым в том понимании, в каком его представил автор. Переосмысление христианской философии, начатое еще Мильтоном в «Потерянном рае», а потом утратившее свое значение вместе со снижением роли религии в жизни общества и ростом атеистических и метафизических умонастроений, в жанре фэнтези, благодаря монументальной фигуре Толкиена, переживает второе рождение. И вновь мы видим как образ Дьявола или Темного властелина приобретает романтические черты и, как следствие, становится неоднозначным.

Образ культурного героя неумолимо меняется в современной мифопоэтике, и вместе с этим утрачивает свое влияние философия, предложенная Толкиеном. Таким образом, мифические и сказочные черты начинают преобладать над христианской моралью, что отчетливо видно как в произведениях последователей Толкиена, так и в экранизации его романов, а так же в исследованиях филологов, первоначально рассматривавших романы Толкиена с точки зрения его религиозно-философской концепции, и определявших его место в сфере теологического искусства. Сейчас же все чаще прослеживается тенденция о переосмыслении мифологических черт в творчестве Толкиена, в особенности роли изначальной Тьмы, возникшей как любое мифологическое зло само по себе: «…залегли самые глубокие и непроглядные тени в мире; и там в Аватаре, в тайне и неизвестности жила в своём логове Унголианта. Эльдары не знают, откуда она взялась, но кое-кто говорит, что бессчётными веками раньше, когда Мелькор впервые с завистью взглянул на владения Манвэ, её породила тьма, окружающая Арду». Унголианта будучи второстепенным персонажем в мифологии Толкиена, выбивается из стройного ряда христианских представлений о Зле и воплощает мифологический хаос и связанный с ним ужас, характерный для архаического мифа: «А её всё томила жажда, и, подползши к Прудам Варды, она выпила их до дна; пока же Унголианта пила, она выдыхала испарения столь чёрные, и рост стал её столь огромен, а облик так ужасен, что Мелькор устрашился». Мелькор-Дьявол, воплощение абсолютного Зла в рамках христианской философской мысли, близнец Люцифера из вселенной Толкиена, не может противопоставить ничего хаосу, и не может его уничтожить. Ничто не может уничтожить первозданный хаос: «И даже когда сама Унголианта сгинула неведомо куда, потомство её жило там и плело свои мерзкие сети. О судьбе Унголианты не говорит ни одно предание. Однако кое-кто считает, что она давным-давно исчезла, в неутолимом своём голоде пожрав саму себя». Хаос самовоспроизводится и самоуничтожается – это понимание зла как неизбежного разрушения привычного порядка и потому ужасающего и желанного, является предельно мифологичным и вместе с тем сказочным.

Образ паука как прядильщика и ненасытного чудовища, появляется в каждом произведении Толкиена, всегда занимая второстепенную и пугающую роль. Хаос здесь врывается в упорядоченный мир христианской онтологии, построенной Толкиеном, и напоминает о себе, вселяя ужас в Добро и Зло, а потом снова уходит. Этот фактор объединяет творчество Толкиена со сказкой на более глубоком уровне. Первозданная тьма, преследующая читателя почти на границе авторского мира, проявляющая себя в древних и примитивных образах, пугающая и однозначная в своей чуждости миру живых – этот тот древнейший мифологический образ, на котором строится само восприятие мира человеком. При соприкосновении с ним дихотомия Добра и Зла в христианском понимании рассыпается как карточный домик, и автору не остается ничего другого, как согласиться с тем, что Добро не может победить такое зло. Но так же, как в современной литературной сказке, в отличие от мифа, автор делает все возможное, чтобы не думать, не видеть и не знать об том запредельном зле, которое нельзя уничтожить и нельзя победить.

P.S. Почти две недели я сидела на эссе по "Властелину колец" и пыталась собрать мысли в кучу. Мысли старательно расползались, избранное травило меня рецензиями на "Хоббит", а в ТЕСовском лоре я увидела многочисленные отсылки к "Сильмариллиону", только с каким-то странным привкусом. А потом я прочитала эту статью и многое встало на свои места.

@темы: теория теории, uneternal sleep, silent hill isn't silent

URL
Комментарии
2013-01-01 в 16:10 

Achenne
пунктуация искажает духовность
а в ТЕСовском лоре я увидела многочисленные отсылки к "Сильмариллиону", только с каким-то странным привкусом
Можно озвучить? Просто у меня те же мысли, но могу чего-нибудь не то ляпнуть)

2013-01-01 в 16:53 

Samishige
Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Achenne, эту мысль я пока еще додумываю. Но в общем и целом чисто технически ТЕС - это уже наследие Толкиена, выросшее в эпоху постмодерна, где культурный герой меняет свои черты. Мифология ТЕС имеет очень большое сходство с толкиеновской: девять духов, воплощающих принципы, привязаны к земле. Каждый дух имеет свои имена для каждого народа. И есть трикстер-Лорхан, который суть - кости земли. Благодаря ему был создан вещественный мир, в этом плане он выполняет такую же роль трикстера и обманщика как Мелькор. Но только без примеси христианства вообще. Чистый трикстер + совсем древний космогонический миф о сотворении мира из плоти божества. Кроме того, ТЕС развили идею бессмертия, которая очень неоднозначна у Толкиена. Если у Толкиена всем правит христианская эсхатология с неизбежной победой Добра над Злом и Раем для всех, то в ТЕС имеет место вечный круговорот, где все перерождаются бесконечно, хотя есть некая Грань за которой души исчезают безвозвратно. Там живет хаос (Ситис), который связан с Паучихой (Мефала) через Темное Братство. Организация, которая в мире Толкиена существовать не могла, потому что они очень плохие парни.

Опять же Дагот Ур - это вполне себе Саурон, потому что подается под соусом Злейшего Врага и поработителя, который несет всем пиздец, но при этом он еще и Ворин, который единственный сдержал обещание своему господину и за это его убили. Трибунал тоже с одной стороны благие няшки, а с другой - предатели и безумцы. Азура вообще не тянет на вселенское добро. Так что Нереварин хоть и выполняет классический квест в духе ВК, но привкус у всего происходящего сами-знаете-какой.

Короче, думать надо.

URL
2013-01-01 в 18:39 

Achenne
пунктуация искажает духовность
Samishige, я пока ничего не буду говорить, но мне мир ТЕС кажется эдаким "НАТЕ!" Толкиновскому. Потому что там все вывернуто наизнанку.)

2013-01-01 в 18:46 

Samishige
Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Achenne, я пока ничего не буду говорить, но мне мир ТЕС кажется эдаким "НАТЕ!" Толкиновскому. Потому что там все вывернуто наизнанку.) - дадада. Хот я бы не сказала, что именно наизнанку, просто христианские мотивы там убрали вообще и мифопоэтика вернулась в естественное для себя русло. Но я бы все равно предпочла жить в мире ТЕС.

URL
2013-01-01 в 18:54 

Achenne
пунктуация искажает духовность
Samishige, ну да.
По крайней мере, если эльфы там на тебя смотрят как на говно, ты имеешь полное моральное право ответить им тем же, не считаясь при этом аццким козлом :lol:

2013-01-01 в 19:00 

Samishige
Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Achenne, и в целом они лишены романтического флера. Но в ТЕС все предельно лишено романтизма, а у Толкиен, хоть и он и старался придать исторической достоверности своим произведениям, поэтичность превалирует над реализмом и потому дамы прекрасны, а рыцари все без страха и упрека. Так что сложно их сравнивать с жестоким постмодернизмом Свитков. Но мне нравится то, как Джексон показал начало "Хоббита". Эльфы там реальные подонки, я в восхищении. Жаль, что гномы не двемеры. Вообще, двемеры рулят вечно.

URL
2013-01-01 в 19:38 

Achenne
пунктуация искажает духовность
Samishige, Джексону тоже эльфы у Толкина кажутся подонками, и это правильно))) Молодец он в этом плане)

2013-01-01 в 20:52 

Findor Carias
"Даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно... " (с) Пикник
В цитатник, потому что лучшего прозаического выражения того, что меня отталкивает в Толкине как в литераторе, ещё не встречал. При всей проработанности мира, при всех моментах "оуфакйес!", профессор - продукт авраамической религии и войны, а эти вещи и по отдельности меня далеко не умиляют. И ещё - у него очень странные понятия того, что позволено Юпитеру и не позволено быку, по крайней мере, в рамках Сильмариллиона.

2013-01-01 в 22:21 

Samishige
Если ты неожиданно обнаружил, что твой спутник – Вергилий, велик шанс, что ты в аду.
Achenne, и гномов он любит - современная культура все-таки. :)

Findor Carias, рофессор - продукт авраамической религии и войны, а эти вещи и по отдельности меня далеко не умиляют. И ещё - у него очень странные понятия того, что позволено Юпитеру и не позволено быку, по крайней мере, в рамках Сильмариллиона. - вот ППКС, потому что темы он затрагивает совершенно не смешные. И его представление о том, что Зло - это просто Зло, потому что оно гуляло по углам и о чем-то лишнем думало меня совершенно не прельщает. Жаль, что я так и не нашла упоминания о Ницше в понимании Толкиена, это многое бы о нем сказало. Почти вся литература двадцатого века - это глобальный ответ на идеи Ницше, у Толкиена тема "не высовывайся и живи как все" очень ярко проявлена.

URL
2013-01-01 в 22:42 

Findor Carias
"Даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно... " (с) Пикник
Samishige,
И его представление о том, что Зло - это просто Зло, потому что оно гуляло по углам и о чем-то лишнем думало меня совершенно не прельщает.
Вот когда превозносят глубину и назидательность творчества Толкина, я обычно фэйспалмлю. Потому что да, индивидуализм наказуем и наказуем жутко. Гордость настоящего творца - тем более наказуема. А бобро может покидать подданных в трудное время из-за давнего частному лицу обещания, брать чужое наследство, зная, что результат будет невесёлым, радостно соревноваться "кто сколько орков прикончит" и вообще быть Тулкасом. Я даже не знаю, через какое кривое зеркало надо его изучать, чтобы сравнить с Гомеровскими поэмами, например.

Почти вся литература двадцатого века - это глобальный ответ на идеи Ницше, у Толкиена тема "не высовывайся и живи как все" очень ярко проявлена.
В общем, неправда, что талантливый человек талантлив во всём. Если и имеется относительно сознательное противопоставление традиционных ценностей идеям Ницше, то неубедительное, всё же профессор - именно учёный, а не философ.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная